Домой Культура Анархическая планета Урсулы Ле Гуин или невозможность Утопии

Анархическая планета Урсулы Ле Гуин или невозможность Утопии

Анархическая планета Урсулы Ле Гуин или невозможность Утопии

21 октября исполнилось бы 92 году Урсуле Ле Гуин. Для леваков в ее наследии главная вещь, конечно же «Обездоленные» (The Dispossessed) с приквелом «На другой день после революции». Многим анархам это чуть ли не библия — фантаст показала реальность построения анархо-коммунистического общества. Для меня же эта отлично написанная вещь немного о другом.

В книжке описана планетная система из основной планеты и спутника Урраса и Анарреса. В рассказе-зачине в одном из второстепенных государств Урраса происходит кровавая революция. К власти приходят нормальные социалисты-государственники, которые устраивают прежним элитам красный террор с ГУЛАГом, приправленный полпотовщиной. В крупнейшем и наиболее развитом государстве планеты ситуация близка к революционной. Но главные революционеры здесь кошерные анархо-коммунисты, последователи местного Кропоткина в юбке, дамы по имени Одо.

Власти главной уррасовской страны, условно говоря, местных Соединенных Штатов, предлагают своим революционерам грузиться на космические корабли и лететь из страны на фиг подальше, на местную Луну, где они смогут строить то общество которое их душеньке будет угодно. Те соглашаются и эмигрируют всей своей многочисленной анархо-сектой. И начинают строить новое общество строго по заветам Кропоткина, Одо и Бонавентуры Дурутти без государства, без бюрократии, без принуждения. По всем канонам анархического синдикализма. Если кому-то какая-то проблема интересна, то все заинтересованные объединяются синдикат и занимаются ее решением.

Но есть одно большое но. Уррас-то планета изобильная, текущая млеком и медом. А луна-Анаррес, доставшаяся анархистам — бесплодная, там практически ничего не растет. Есть кое какие минеральные ресурсы, но чтобы их добыть придется вкалывать с отбойным молотком в глубокой шахте. В результате, как-то худо-бедно существовать большинство населения планеты должно пахать на малоплодородных полях или корячится на добыче полезных ископаемых, которые потом по бартеру (денег-то нет, все живут по принципу всем по потребностям) выменивается на что -то полезное с Урраса.

В общем диспозиция получилась сходной с другим известным произведением научной фантастики про анархистов — повестью Роберта Ханлайна «Луна жёстко стелет». Где сосланные на нашу бесплодную Луну анархисты и члены Пятого Интернационала живущие в условиях нехватки женщин шведскими семьями, начинают забрасывать землю гигантскими булыжниками, чтобы добиться уравнения в правах.

А на Анарресе у Ле Гуин получилось, что почему-то абсолютно свободное — полностью самоуправляющееся и построенное на коммунистических принципах общество — при ограниченности ресурсов становится как две капли воды похожим на поздний совок. В условиях отсутствия тупых бюрократов их роль на себя берет общественное мнение большинства. А большинство — это те самые работяги из шахт и коллективные фермеры с полей, воззрения которых достаточно консервативны.

Они не понимают какую пользу обществу приносит главный герой — теоретический физик Шевек, который сидит целыми днями в кабинете и не пойми чем занимается, пока они рубят уголёк и растят кукурузу. Поэтому на Анарресе, как и в славные застойные времена «доцентов с кандидатами» в массовом порядке в грузовиках вывозят на помощь селу для уборки картошки.

Но физик это ладно, это по крайней мере наука, перед которой пролетарии испытывают некий пиетет. Гораздо хуже приходится товарищу Шевека композитору-авангардисту, исполнять произведения которого не хочет ни один музыкальный коллектив, а большинство населения смотрит на него как не бесполезного нахлебника-тунеядца. В конце концов Шевек советует ему, ну назови ты свою симфонию «Гармония солидарности», глядишь на такое идеологически правильное название кто-то из исполнителей и поведется… Все это ничуть не отличается от посвящения кантаты какому-нибудь XVII съезду ВЛКСМ.

Но и на этом сходство с позднесоветским обществом не заканчивается — все живут примерно в одинаковых условиях на жилплощади по социальной норме. Но кому-то достаются в здании достаются комнаты стандартные с соседями по бокам, а кому-то угловые комнаты с большим количеством окон и всего с одним соседом. Так вот с Шевеком ведет борьбу зловредная соседка за то, чтобы выжить его из лучшей угловой комнаты. Такой знакомый по советским временам персонаж.

Шевек работает в научном институте где занимается изучением эффекта позволяющего осуществлять мгновенное перемещение грузов в космическом пространстве. Но прикладной науке бедного Анарреса, не занимавшегося космическими полетами, эти открытия незачем и печатать статьи о результатах бесполезных исследований никто не намерен. И опубликовать свою работу ему удается, лишь взяв в соавторы своего научного руководителя, который к этому исследованию не имел в реальности никакого отношения.

Читать также:  Маразм крепчал: Запретят ли роман Достоевского «Преступление и наказание»?

Стоит отметить, что Урсула Ле Гуин, родившаяся в университетском городке Беркли в Калифорнии и прожившая всю свою жизнь в Соединенных Штатах и во Франции, никогда ни в одной социалистической стране ни разу не была. Дочь антрополога реконструировала эти взаимоотношения исходя из базовых параметров человеческой психологии и возникающих обстоятельств.

В конце концов все ненужные идеальному анархическому обществу изгои создают собственный синдикат. И он связывается с Уррасом, предпринимателям которого очень интересны исследования Шевека, и они приглашают его на свою планету. И, как положено нормальным советским людям, жители Анарреса люто ненавидят изменников нацелившихся эмигрировать из общества борьбы и труда на экономически благополучный и комфортный «Запад». В анархическом обществе никто «инакомыслящих» в тюрьму не сажает, зато и расправиться с тем, кто намерен предателем возмущенным гражданам никакая полиция не мешает. Шевека едва не линчевали при отлете.

Талант Ле Гуин в урасской эпопее Шевека позволил изобразить ей то что позволил ей изобразить и то, о чем автор, пожалуй, глубоко и не задумывался. Сама она рассчитывала описать визит Шевека на главную планету в духе хорошо знакомой ей французской литературы эпохи Просвещения: благородный дикарь, удивляющийся нелепостям цивилизованного общества. «Простодушный» Вольтера или, если угодно, «Тарзан в Нью-Йорке».

Но человек с советским бэкграундом, читая книгу, видит другое. На Уррасе он ведет себя как циничный хулиган, персонаж фельетонов из журнала «Крокодил», высмеивающих преклоняющихся перед Западом отщепенцев. Будучи позван на вечеринку в его честь, нахамил ее организаторам и затащил в постель хозяйку, которая не очень-то этого и хотела. Да и вообще если он такой принципиальный антикапиталист, каким его пытается выставить Ле Гуин, то чего же он выбрал для эмиграции процветающий капиталистический финансовый центр Урраса страну Ай-Йо, а не государственно-социалистическую Тху и не одну из стран местного Третьего мира, народы которых борются против ай-йоского неоколониализма.

Дальнейшее развитие уже не так интересно — это перепевы истории про космическую революцию, набившей оскомину со времен Аэлиты. Шевек участвует в народных волнениях в Ай-Йо, становясь из послушного прозападного диссидента некоей реинкарнацией Эдуарда Лимонова. И передает результаты своих исследований послу Земли, а на их основе создается аналог Кольца миров в Хейнском цикле американской фантастки.

Урсула Ле Гуин один из самых глубоких авторов зарубежной сайнс фикшн, который для написания своих книг много изучал антропологию, социологию, культурологию, этологию и на основе этих наук выстраивал структуру и сюжет своих произведений. В «Левой руке тьмы» она, например, описала социальную структуру и обычаи общества разумных двуполых существ.

А главный вывод, который можно сделать из книги «Обездоленные» — что общество, которое будет построено на идеалах социализма, без малейшего принуждения самыми честными и искренними революционерами, без ГУЛАГа, тюрем, государства, принуждения и зловещего КГБ, но в условиях отсутствия материального изобилия, нехватке материальных ресурсов, все равно будет напоминать СССР эпохи Брежнева.

Истина заключается в том, что у баррикады только две стороны, и либо ты принимаешь это общество со всеми его недостатками, либо оказываешься в лагере сторонников капитала. Все архитекторы «пражской весны», «прорабы перестройки» и адепты югославского самоуправления, моделей которые пытались скрестить социальные гарантии социализма с рыночной капиталистической конкуренцией в экономике — предлагали нежизнеспособные альтернативы, проигрывавшие в столкновении с классическим капитализмом или в итоге скатывавшиеся к нему.

Общество, основанное на солидарности, неизбежно на первых порах будет неизбежно неуютным, угловатым и устраивающим не всех. И в этой великой борьбе нужно сделать свой выбор, что для тебя важнее — справедливость и коллективизм или индивидуализм и конкуренция.

А за осознание неизбежности этого противоречия мы должны сказать спасибо автору, появившемуся на свет 92 года тому назад.