Домой Культура Археолог с Большой Арнаутской: На подделки Генриха Шлимана люди глазеют уже второе...

Археолог с Большой Арнаутской: На подделки Генриха Шлимана люди глазеют уже второе столетие

Археолог с Большой Арнаутской: На подделки Генриха Шлимана люди глазеют уже второе столетие

6 января 1822 года, ровно 200 лет назад, родился Генрих Шлиман. Тот самый, который откопал Трою, Микены и ещё кучу всего. Вроде как великий археолог. Которого наш император Александр II почему-то очень хотел повесить. Было за что, впрочем, остальные деяния данного жулика также заслуживают подобного отношения.

Сопливое детство и романтическую юность нашего героя опустим, тем более, что по поводу этих периодов жизни сам Шлиман создал немало слезливых легенд. Итак, 24-летний Генрих приехал из «просвещённой гейропы» в Россию — страну безграничных возможностей. Предварительно выучив язык, самостоятельно: тут у него, действительно, был талант.

В нашей стране будущий «историк мирового значения» торговал импортными товарами и вполне себе процветал, капиталы быстро прирастали. Но потом внезапно подорвался и махнул через океан — в Калифорнии началась «золотая лихорадка». Понятное дело, с лотком бизнесмен не стоял, да и добычу тоже не организовывал — просто скупал золото у старателей плюс втридорога продавал им выпивку и припасы. Вместе со своими партнёрами. Но вскоре пришлось спешно удирать обратно, в Санкт-Петербург, ибо соратники по бизнесу, очень солидные люди, заподозрили его в крысятничестве. Удирал шустро — не пристрелили. Деньги успел увести, хотя и не все, жизнь дороже. Тем не менее, состояние удвоил.

В Питере завидный импортный жених тут же нашёл себе супругу, дочь адвоката Екатерину Лыжину. Тесть поспособствовал, и Шлимана записали в купцы первой гильдии. Вот тут-то он и развернулся… Как раз началась Крымская война, и молодой негоциант стал «зажигать». Знаменитые картонные подошвы солдатских сапог — это работа как раз герра Шлимана. Помимо них, он поставил в армию огромное количество обмундирования, сшитого из купленного почти задаром гнилого сукна. По безумным ценам продавал российской казне свинец, порох, железо и т. д. Делился, понятное дело, «откаты» придумали отнюдь не в ХХ веке.

В 1854-м устроил на складах в Мемеле пожар, благодаря которому свой товар ему удалось продать в два раза дороже. Родил сына, назвали Сергеем. Получил звание почётного потомственного гражданина. Перед опубликованием манифеста 1861 года скупил в Российской Империи большую часть бумаги, потом её же продал властям по завышенной в два раза цене. А то не на чём было печатать этот самый манифест. В общем, жил бурной и полнокровной жизнью.

В 1864-м терпение русских властей кончилось и пришлось удирать. Опять успел, причём в этот раз вывел всё наворованное. Подельники предупредили, не иначе. Очень удобно: всё лютое казнокрадство списали на сбежавшего иностранца, а сами чиновники как бы и не при чём.

Каковы были размеры состояния Генриха Шлимана на момент бегства из России неизвестно, но то, что он являлся мультимиллионером, знали все. В последующие несколько лет он приумножал своё состояние, проворачивая махинации в США и других странах. Заочно развёлся со своей русской женой и завёл молодую супругу — на этот раз гречанку. Неспроста — наметилась новая афера.

В середине XIX века в мире вспыхнул сильный интерес к античным артефактам, их покупали-продавали за огромные деньги. Однако чего-то такого выдающегося не находили уже очень давно, и предприимчивый немец решил это дело исправить. Например, найти Трою — ту самую, из «Илиады».

В те годы ещё никто не задавался вопросом о происхождении эпоса, который внезапно появился в эпоху Возрождения. Появился и появился. Звучит красиво, трагедия, однако, слепой Гомер, быстроногий Ахиллес, деревянная лошадка с сюрпризом, и всё такое. Где и как сохранился текст за два тысячелетия люди как-то не задумывались. Или задумывались, но учёные мужи давили сомневающихся своим авторитетом. Сегодня, между прочим, происходит тот же самое, тех, кто задаёт лишние вопросы, тут же записывают в «диссиденты».

«Тщательное изучение гомеровского эпоса, можно сказать, начинается с немецкого ученого Ф. А. Вольфа, который в 1795 году напечатал свою знаменитую „Prolegomena ad Homerum“, оказавшую большое влияние на развитие всей последующей гомерологии. Будучи блестящим для своего времени филологом, Вольф прекрасно понимал мощь и силу гомеровских поэм, и весьма убедительно доказывал, что создать подобные поэмы нельзя было без использования письменности. Во времена Вольфа деятельность Гомера относили к периоду не позднее X—IX вв. до н. э., а древнейшие греческие надписи датировались лишь VII в. до н. э. Следовательно, в противовес весьма распространенному мнению, „Илиада“ и „Одиссея“ не могли быть созданы в эпоху Гомера», — пишет в своей научной работе «Проблемы гомеровского эпоса» профессор Рисмаг Гордезиани.

Стоит также добавить, что НИ ОДНОГО древнего текста эпоса никто и никогда не видел! Все ссылаются на некие копии, снятые со «средневековых» копий с «римских» же копий неких мифических греческих «оригиналов». Седьмая вода на киселе, если по-русски. Любой следователь МВД, даже студент-первокурсник профильного вуза, с такими «доказательствами» пошлёт вас по известному адресу. А историки именно с такими «источниками» и работают!

Шлиману на историю было наплевать. В Турции на побережье он выбрал некий холмик, который и начал копать. Попутно снёс несколько поселений разных эпох и внезапно нарыл сокровище — много-много золота. Его тут же обозвали «Кладом Приама» и всячески разрекламировали. Правда, на великий город Илион разрытый холмик как-то не очень походил, это скорее были некие древние Старые Бубеня. Тут же появились сомнения.

Читать также:  Особенности ухода за пуансеттией

Спустя несколько лет снова раскопки и снова клад, уже в Микенах. Вот только сомнений новая находка только добавила. Сперва говорили про некого афинского ювелира, но потом взгляд ценителей древностей переместился в Россию. Точнее, в славный город Одессу.

Правда, произошло это уже после смерти Шлимана, когда вскрылась афера с тиарой скифского царя Сайтаферна. Её за несметные деньги купил Лувр, а все авторитетные специалисты по древностям подтвердили подлинность золотой шапки. На которой, между прочим, были изображены сюжеты из Илиады!

Оказалось, что шустрые одесситы — братья Шепсель и Лейба Гохманы — наладили массовое производство «раритетов», изделия из драгметаллов они заказывали у местных ювелиров. Конкретно эту тиару делали Соломон Лифшиц и Израиль Рахумовский, в чём те потом признались.

Никто не пострадал, напротив, махинаторы стали известными людьми. Над историками посмеялись, и успокоились. Они тоже не пострадали. Привыкли врать и изворачиваться, такая профессия. Французы утёрлись и перенесли тиару из зала скифской культуры в зал подделок. И на этом тоже успокоились, расследования по поводу остальных экспонатов проводить не стали. Ибо это было чревато — Гохманы работали масштабно. Аплодисменты!

Всё это вскрылось уже после смерти Генриха Шлимана, который, естественно, имел отличные связи в России. Но и при его жизни в подлинность сокровищ никто не верил. Тем не менее, ушлый предприниматель умудрился втюхать «Клад Приама» своему кайзеру, а микенские «раритеты» — грекам. Вроде как и то и другое в дар, но в этом есть серьёзные сомнения. Этот никому ничего за так не отдавал.

После чего решил вернуться в Россию — заняться скифскими курганами. Попросил высочайшего позволения на въезд в нашу страну и на археологические изыскания. Но не срослось — славный своим чрезмерным либерализмом император Александр II от такой наглости аж озверел и лично начертает на прошении: «Пусть приезжает. Повесим!» Не поехал.

В годы Великой Отечественной войны «Клад Приама» попал в СССР, потом его даже разок показывали в ГМИИ им. А.С. Пушкина. На выставку, в частности, ходили родители автора этого материала. Но потом экспозицию свернули, с концами. Так как пришли данные экспертизы, в том числе, металловедческой — 100%-я подделка.

Время от времени Турция вспоминает о находках в Трое и начинает бурчать. Но как-то очень вяло. Масштабный скандал никому не нужен, так как в ходе «срача» на вентилятор неизбежно вывалится столько дерьма, что мало не покажется никому.

Немцам придётся признать, что их соотечественник — не великий учёный, а жулик высшей пробы. Информации подбросят и наши, и те же американцы, которых герр Генрих обманывал в Калифорнии. И не только там.

Коллекцию «троянских артефактов» придётся, по французской методике, переквалифицировать в собрание фейков. А над историками и прочими экспертами в области древних культур, которые написали миллионы диссертаций и прочих работ на сей счёт, все опять станут потешаться. Да и полученные научные степени стоило бы отменить. Ведь обгадились по полной программе!

Но хуже всего придётся туркам и грекам. «Илион», куда ежегодно приезжают сотни тысяч туристов, придётся закрыть, а деревянного коника разобрать на дрова. Но это — цветочки. Снова всплывут неудобные вопросы о прочих «греческих» городах типа Эфеса, Милета и иже с ними. Согласно «академической» истории, это были прибрежные полисы, сейчас же там до моря как до Китая в известной позе.

Турция, древний город Милет, мой собеседник — местный экскурсовод, учился в России, историк по образованию, по-нашему говорит без акцента. Умный парнишка, экскурсоводом подрабатывает в сезон, там это норма. Разговорились о проблемах истории в целом и местных полисов в частности. До моря тут около 8 км, при взгляде в сторону побережья видны холмы, береговая линия так отступить не могла, для подобного требуется катастрофа планетарного масштаба.

«Да, мы говорим туристам, что она отступила. Хотя всё не так. В общем, это — условный Милет. Так же как Эфес, он тоже условный, до моря там 6 км, и тоже холмы. Про Трою вообще вспоминать не хочу, это балаган. Но туристам нравится, а это отрасль у нас в стране приносит огромные доходы, обеспечивает значительную часть госбюджета. Правда никому не нужна, я тоже стараюсь не высовываться. Интересно, конечно, но опасно», — говорит молодой турецкий историк.

Грекам, в свою очередь, тоже придётся объявить, что маска Агамемнона и прочее золотишко — таки одесская подделка. А там всплывут и прочие сомнения, коих более чем достаточно. Туристическая отрасль Эллады также катастрофически пострадает, там и так всё отнюдь не гладко, и новые скандалы никому не нужны.

В общем, будем считать, что Троя, которую нашёл герр Шлиман, настоящая. Именно там в незапамятные времена бегал Брэд Питт, а его прекрасная супруга Лара Крофт сидела в шатре и терпеливо ждала, когда мужу надоест отдых в Турции. Всё так и было, прочь сомнения!