Домой Экономика «Газпром», Миллер решили оставить Старый Свет без африканского газа

«Газпром», Миллер решили оставить Старый Свет без африканского газа

«Газпром», Миллер решили оставить Старый Свет без африканского газа

В случае снижения поставок российского газа в европейские страны Москва может попытаться взять под контроль альтернативные источники топлива для ЕС. Такое предположение выдвинул египетский обозреватель агентства Noon Post Абдель Хаким ар-Рувейда, основываясь на интересе, который «Газпром» проявил к инвестициям в строительство самого длинного в мире подводного газопровода Нигерия — Марокко. Проект представляет собой часть европейских планов по снижению зависимости от энергоносителей из России за счет поставок из Египта, Израиля, Сенегала, Анголы и Нигерии.

«Помимо минимизации ущерба от введения антироссийских санкций, русские хотят сохранить статус „газового короля“. Таким образом, либо Россия останется главным поставщиком энергоресурсов в Европу, либо возьмет под контроль любой проект, который она сочтет альтернативой российскому газу», — написал обозреватель.

Ранее официальный представитель правительства Марокко Мустафа Байтас заявил, что реализация подводного газопровода Нигерия — Марокко (Nigeria Morocco Gas Pipeline, NMGP) находится на стадии инженерной разработки. Соглашение о его строительстве страны заключили еще в 2016 году. Протяженность газопровода должна составить 5660 км, что сделает его самым длинным в мире.

О том, что Россия заинтересована в финансировании газопровода, сообщил министр энергетики нигерийского правительства Чиф Тимпире Сильва в начале мая. По его словам, российские представители посетили его офис в конце апреля. Он также добавил, что в проект хотят финансировать многие.

Нигерия занимает первое место по доказанным запасам газа в Африке, которые на конец 2020 года составили 5,5 триллионов кубометров, добыча — менее 50 миллиардов кубометров, а экспорт в Европу — 12,6 миллиардов кубометров.

«Запад постарается помешать России заключить сделку с Нигерией и Марокко по строительству газопровода», — предположил Хаким ар-Рувейда.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве России Станислав Митрахович считает, что Россия может договориться с некоторыми альтернативными поставщиками газа в Европу, но взять под контроль все источники физически невозможно.

— В настоящий момент Европа не может отказаться от российского газа без кардинального ущерба для своей промышленности. Но на горизонте десяти лет они, безусловно, найдут ему замену. Мир большой, газа в нем много, весь его взять под контроль невозможно. Есть, например, газ в Северной Америке, в Норвегии. Как Россия может контролировать эти альтернативные источники энергоресурсов?

Другое дело, что Россия может договариваться с теми или иными газовыми поставщиками, с которыми у нее рабочие отношения, чтобы они учитывали наши интересы при реализации своих газовых проектов. Есть такая организация, как Форум стран-экспортеров газ. Сегодня она находится в полумертвом состоянии, но теоретически существует. Ее штаб-квартира находится в Дохе, в Катаре. Недавно Владимир Путин и президент Алжира провели телефонные переговоры, и по сообщению пресс-службы Кремля обсуждалось, в том числе взаимодействие в рамках этого Форума. Теоретически там можно обсуждать стратегию развития, чтобы страны не мешали друг другу на тех или иных рынках, вырабатывали общее видение ситуации. Но это, скорее, пожелание на будущее, сегодня большие решения через эту организацию провести не удастся.

Россия может работать и с отдельными странами. Например, тот же Алжир имеет много общих проектов с Россией, в том числе в атомной сфере, в инфраструктуре. Москва поддерживает Алжир в конфликте в Западной Сахаре, а Испания поддерживает Марокко. Конфликт между ними развивается, и уже привел к тому, что одна из труб, которая идет из Алжира через Марокко, не работает несколько месяцев. Теперь Алжир явно не пойдет на большие уступки Европе и не будет увеличивать прокачку газа. У России же есть возможность о чем-то отдельно договариваться с каждой страной.

Читать также:  Украина обвинила Германию в желании заработать на газе «от агрессора»

Если брать Египет, у него есть открытое газовое месторождение Зохр на шельфе, где одним из акционеров является «Роснефть». Кроме того, в предыдущие годы многие российские компании, в том числе конкуренты «Газпрома» — «Роснефть», «Новатэк» — хотели заходить в газовые проекты других стран и регионов: Курдистана, Кипра, Египта — чтобы добывать там газ и поставлять в Европу. «Газпром» не был в большом восторге от того, что у них появляются конкуренты, но для этих компаний это было интересно и позволяло удерживать руку на повестке альтернативного экспорта в Европу.

Но повторю, это касается лишь отдельных проектов и не означает, что Россия способна кардинально договориться со всеми станами Африки, чтобы они поставляли Европе не больше газа, чем согласовано с нами. Таких возможностей у Кремля объективно нет. Предполагать, что Россия всех возьмет под контроль — это какая-то лирика.

«СП»: — А что насчет газопровода «Нигерия — Марокко»?

— Нигерия просто набивает себе цену, чтобы инвесторы заходили в ее нефтегазовый комплекс, поэтому рассказывает, что она важная страна для нефтегазового бизнеса. Строить газопровод из Нигерию через всю Африку на много сотен километров — это абстракция. Проще организовать там завод по производству СПГ.

Огромное количество стран рассказывают, что у них огромное количество газа, и приходить нужно именно к ним. Лет 15 назад Туркменистан заплатил одной западной консалтинговой компании, которая написала, что у нее газа чуть ли не больше, чем у России, что было, мягко говоря, преувеличением.

Многие говорили, что начнется сланцевая революция в Азии, и у Китая будет много своего газа, но этого не происходит, Китай зависит от импорта. В Польше лет 10 назад тоже обещали сланцевую революцию, но по совокупности экономических и геологических причин эти проекты не реализовались. Турция тоже обещает залить всё своим газом с шельфа, но реальные объемы добычи станут понятны не раньше, чем через пять лет.

То же самое касается Нигерия. Страна большая, там есть ресурсы, но рассматривать ее, как главную альтернативу России не серьезно. Тем более, если речь о трубопроводе через всю Африку, где многие страны находятся в зоне риска граждански войн. Да и сама Нигерия постоянно балансирует на грани гражданского противостояния, если не сказать войны. Там чего только не происходит.

Если уж делать газовые проекты в Африке, лучше строить СПГ, как в Мозамбике. Хотя и там была история, когда боевики захватили часть страны, и местные побежали на этот терминал, предполагая, что французская компания Total их защитит. Но в любом случае, у СПГ есть больше потенциала, чем у многокилометрового газопровода.

«СП»: — Какие еще есть альтернативные источники газа, которые будут развиваться в ближайшее время?

— Проектов много, как в Африке, так и в других регионах. Но чтобы их реализовать, нужно смотреть, какие будут цены и ситуация на газовом рынке в целом. Уверен, что сейчас в разные точках мира будут появляться СПГ проекты, чтобы заместить российские поставки в Европу. Но нужно понимать, что это перспективы на много лет вперед. И инвесторы должны задаваться вопросами: «А вдруг цена на газ упадет?», «Что будет в Африке, не начнется ли там голод?», «Вдруг Россия с Европой все же договорятся?», «Куда мы будем пристраивать газ в этом случае?» и так далее. Мы сейчас не понимаем, что будет через месяц, а тут нужно прогнозировать на пять лет вперед, но деньги-то нужно давать уже сейчас. Так что проектов сейчас появится много, но вот дойдут ли они до стадии реализации и будут ли стабильно работать — вопрос.