Домой Экономика К Новому году цены преподнесут неприятный сюрприз

К Новому году цены преподнесут неприятный сюрприз

К Новому году цены преподнесут неприятный сюрприз

Что ни месяц, инфляция в России бьет новые рекорды. 21 сентября Минэкономразвития в очередной раз повысила прогноз по темпам роста потребительских цен в этом году, на сей раз до 5,8% на конец декабря. При этом изначально в МЭР прогнозировали, что в 2021 году рост цен будет меньше ориентира Центрального банка (4%) и составит всего 3,7%. Но планы разошлись с реальностью, так что это повышение стало уже третьим за год.

И вряд ли дело ограничится 5,8%. Во всяком случае, в сентябре рост цен впервые с лета 2016 года достиг 6,97%. Всего за неделю с 14 по 20 сентября курятина подорожала на 1,25% за неделю, 18,4% с начала года, и на 23% в годовом выражении. Цены на говядину выросли на 2,26% с начала сентября и 12,3% с начала года, на свинину — на 1,05% и 12,4% соответственно. Стремительно дорожает не только мясо, но и овощи, которые в конце лета и начале осени традиционно дешевеют, на сей раз ничего подобного не делают. В целом рост цен за неделю оказался в 5 раз выше среднего значения для этого периода за последние пять лет.

Похоже, инфляция настолько вышла из-под контроля, что ее не выдерживает даже сайт Росстата. Шутки шутками, но после публикации данных о рекордном росте цен 22 сентября сайт статистического ведомства прекратил работу из-за технических неполадок до 14:00 следующего дня из-за технических неполадок.

По прогнозам экономистов, тормозить цены пока не собираются и в октябре могут превысить 7,1%, а к декабрю дойти и до более высоких цифр. Поэтому каким образом МЭР планирует выйти на показатель 5,8% не совсем ясно. Скорее всего, в дело снова вмешается Центральный банк и в очередной раз повысит ключевую ставку, но не ясно, будет ли этого достаточно для того, чтобы остановить рвущиеся вверх цены.

Опрошенные «СП» экономисты сходятся в том, что остановить инфляцию власти не в состоянии. Вместо того чтобы пытаться сдержать цены, правительство должно сосредоточиться на помощи населению, чтобы этот рост компенсировать.

— Инфляция — это глобальное явление, — говорит главный экономист фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов. — Цены растут на внешних рынках, а мы много покупаем и много поставляем за рубеж. Наши поставки за рубеж создают дефицит на внутреннем рынке, в результате чего цены увеличиваются.

В такой ситуации нужно наращивать производство. Повышенная инфляция в каких-то сферах — сигнал, что есть дефицит товаров, который нужно устранить. Второе направление, в котором нужно работать, это помощь малоимущим слоям населения. Раздача денег перед выборами стала частью этой стратегии, но она должна быть комплексной. Нужно выбирать наиболее пострадавших и поддерживать их потребление.

Что касается цифр, сложно что-то прогнозировать. Можно, конечно, убирать эксцесс, разбираться с конкретными товарными рынками, снижая прибыльность экспорта, чтобы больше товаров осталось на внутреннем рынке. Но тем самым мы подорвем накопления финансов производителей.

Вместо этого нужно не допустить монополизации рынка и искусственного взвинчивания цен под предлогом дефицита. Это уже задача ФАС и Антимонопольного комитета. Одновременно с этим нужно обязательно развивать производство, пользуясь хорошей конъюнктурой. У нас есть большой потенциал для выхода на внешние рынки и нужно наращивать производство той же сельхозпродукции, чтобы и больше экспортировать, и насыщать внутренний рынок.

«СП»: — А раздача денег малоимущим не приведет к еще большему росту цен?

— Экономика — это оптимизация разных направлений, которые имеют плюсы и минусы. Естественно, помощь бедным может повысить инфляцию. Но если им не помогать, их покупательная способность будет катастрофически падать.

Консенсус экспертов в том, что нынешняя инфляция носит временный характер, она не встроена в мировой экономический организм, как «perpetuum mobile», а, значит, нужно убирать эксцессы с точки зрения самого главного — жизни и здоровья людей. В первую очередь, нужно помочь людям, которые хуже питаются, не могут позволить себе лекарства и так далее. Это эффект гистерезиса, связанный с живыми организмами (гистерезис в экономике относится к событию, которое сохраняется даже после того, как факторы, приведшие к нему, были устранены. Например, после выхода из рецессии уровень безработицы может продолжать расти, — прим. ред.).

Читать также:  Вокруг «Кучуксульфата» творятся очень странные дела

Одно дело, когда в результате «голландской болезни» отмирает обрабатывающая промышленность, и потом восстанавливать ее долго и сложно. Здесь же отмирает человеческий организм, который хуже питается и живет в худших условиях. А его восстановить труднее, чем производство. Значит, нужно жертвовать инфляцией, но поддерживать питание самых бедных слоев населения, тем более, в такой непростой период, когда нужно поддерживать иммунитет.

Регулировать цены, откровенно говоря, бессмысленно, потому что растет все. Нужно убирать только картельные сговоры на рынки и попытки завышать цены искусственно. Все остальное — это сигнал для развития собственной промышленности. Нужно прилагать усилия и создавать новые производства.

Директор института социально-экономических исследований финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец также считает, что бороться нужно не с инфляцией, а с ее последствиями.

— Кто заинтересован в снижении инфляции до 4%? Во-первых, ЦБ, который поставил себе такую задачу. Если у других мировых ЦБ двойной мандат — рост экономики и подавление инфляции, то у нас выбрали только один показатель — потребительскую инфляцию.

Во-вторых, Минфин и Минэкономразвития. Потому что если будет расти инфляция, им придется где-то искать деньги, чтобы повышать зарплаты бюджетникам и пенсии, а также пересматривать госконтракты, которые перестанут укладываться в сметы. И в-третьих это граждане, прежде всего, бюджетники и пенсионеры, доходы которых на глазах уменьшаются.

С другой стороны, инфляция — неизбежный спутник экономического роста. Если мы хотим, чтобы бизнес начал вкладывать в то же производство стройматериалов, цены на них должны расти. Если же их искусственно тормозить, быстрого роста производства не будет.

«СП»: — Может ли правительство как-то затормозить этот процесс?

— Нужно понимать, почему у нас растут цены. Первая причина — это рост мировых цен, вызванный количественным смягчением в США и ЕС. Эти деньги выливаются на финансовые рынки, где происходит разгон цен на биржевые товары — металлы, масло, мясо и другие. Российские производители выбирают, куда продавать, и на экспорт продавать оказывается выгоднее. Тем более на фоне девальвации рубля.

Вторая причина в том, что на протяжении многих лет у нас происходило сдерживание развития из-за экономического кризиса, который начался в 2015 году и продолжается до сегодняшнего дня. Бизнес был вынужден на всем экономить и не повышать цены. Сейчас, когда спрос начал расти, они увидели возможность компенсировать потери за все эти годы, и стали повышать цены.

Наконец, третий фактор в том, что у нашего бизнеса практически нет резервов для увеличения производства. Потребление стагнировало все последние годы, и бизнес держал мощности ровно под то, чтобы удовлетворить спрос. К чему это привело? К тому, что как только спрос пошел вверх, например, на недвижимость, оказалось, что у нас не хватает кирпича, и он подорожал в два раза, так как нет резервов для его производства.

Финансовые власти ничего с инфляцией сделать не могут, потому что ни по одной из этих позиций у них нет инструментов влияния. Главный инструмент в их руках — это снижение кредитования населения, для чего они повышают ключевую ставку. Но люди на рынок выводят не только кредиты, но и сбережения, поэтому любая стоимость кредитов инфляцию снизить не может.

Еще один инструмент — повышение депозитов в банках. По такой логике, народа понесет деньги в банки вместо того, чтобы их тратить. Но этого не происходит, потому что пока в банках нет ставок выше инфляции в 7%. Остаются только словестные интервенции о том, что цены скоро снизятся, и тогда можно будет покупать товары, а пока этого делать не нужно. Но народ правительству не верит и продолжает нести деньги на рынок. Остановить инфляцию можно только директивными мерами, как пытались сделать с продовольственными рынками, когда запрещали экспорт, но и эти шаги не сработали.

Поэтому раз инфляцию не остановить, необходимо оказывать поддержку пенсионерам и обездоленным семьям с детьми. Правительство говорит о том, что у бизнеса в этом году сверхдоходы. Самый разумный способ — изъять эту сверхприбыль с помощью налогов и направить ее на помощь сверхбедным, чтобы у них хватило денег, чтобы компенсировать рост продовольствия.