Домой Экономика Комендантский час, «сухой закон»: локдаун могут продлить до конца 2021 года

Комендантский час, «сухой закон»: локдаун могут продлить до конца 2021 года

Комендантский час, «сухой закон»: локдаун могут продлить до конца 2021 года

Ноябрьские праздники всё ближе, число регионов, вводящих коронавирусные ограничения, всё больше. Текущая неделя началась с нерабочих дней в шести субъектах РФ. Вчера на «больничный» ушла Северная Осетия. Сегодня к ней присоединилась Саратовская область и Хакассия. Завтра — Москва и Подмосковье. Остальные регионы страны на эпидемиологические каникулы отправятся с 30 октября, как и было решено президентом России. А вот завершением локдауна везде значится 7 ноября.

Формально слово «локдаун» нигде не применяют. Говорят лишь о периоде нерабочих дней. Но как ещё назвать ситуацию, когда массовые мероприятия запрещены, театры, кино и музеи не работают, закрыты ТЦ и МФЦ, в транспорте ужесточён масочный режим, а треть сотрудников вновь отправлена на удалёнку?

Самые жёсткие ограничения в Хакассии. Власти Республики ввели комендантский час: людям будет запрещено покидать жилища с 22 часов до шести утра. В трёх крупнейших городах региона — Абакане, Саяногорске и Черногорске — приостановят работу общественного транспорта. А за руль такси смогут сесть лишь привитые или переболевшие коронавирусом водители.

Удивили ограничительными инициативами и московские власти. В столице накануне нерабочих дней предложили запретить продажу алкоголя. Требование о временном закрытии, по данным «Ведомостей», получили все алкомаркеты с долей спиртосодержащей продукции более 70%. А это почти 1300 торговых точек.

Но не успели россияне придумать, чем занять нерабочую неделю в начале ноября — застольем или путешествием, — как пошли разговоры, что вынужденные каникулы могут продлить. Русский «Форбс» написал о том, что в Москве обсуждают продление локдауна. Один из предполагаемых вариантов — нерабочие дни до 15 ноября. Самый жёсткий сценарий — локдаун до конца года. Со временем столичный оперштаб по борьбе с коронавирусом заявил, что подобных планов у московских властей нет.

Темы коснулся даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Не вдаваясь в географические подробности, он тем не менее напомнил, что регионам предоставлено право не только ввести нерабочие дни раньше общероссийских дат, но и продлить их, исходя из обстановки:

— Действуют особые полномочия регионов. В своем недавнем выступлении президент призвал губернаторов активнее использовать эти полномочия. Все зависит от конкретного положения дел в каждом отдельно взятом регионе.

Директор Института стратегического анализа компании «Финансовые бухгалтерские консультанты» Игорь Николаев считает, что предпосылки для продления нерабочих дней есть, но каждый день «простоя» дорого обойдётся российской экономике.

— Чудес не бывает — если не работают предприятия и организации, нет экономической активности, то нет и новых продуктов, доходов. И здесь будет то же самое. Конечно, далеко не в тех масштабах, что было весной 2020 года, но несколько десятых процентного пункта ВВП мы потеряем. К тому же ещё не известно, закончатся ли нерабочие дни 7 числа. По опыту предыдущих локдаунов можно предположить, что резкого улучшения ситуации ждать не приходится. Значит, к времени окончания нерабочих дней у нас по-прежнему будут сохранятся высокие показатели по заболеваемости. Тогда для властей встанет вопрос, что делать. И вероятность продления локдауна очень велика.

«СП»: — Это решение будет принято на уровне всего государства или оно будет отдано на откуп регионов?

— На самом деле решение уже принято. И я не думаю, что его будут менять. Решение было такое: до 7 числа у нас нерабочие дни; при необходимости регионы будут сами решать, продлевать или нет. Так что это будут регионы решать.

«СП»: — Какие регионы могут продлить локдаун?

— Я думаю, что это могут быть такие регионы, как Самарская область, где очень тяжёлая ситуация. Нижний Новгород — тоже; Краснодарский край. Москву я бы в этот список отнёс с меньшей вероятностью.

Что здесь ещё надо учитывать. Этот локдаун в отличие от ситуации весной 2020 года происходит на фоне того, что и заболеваемость, и смертность итак были достаточно высокими. Экономические издержки в пандемию, конечно, в первую очередь связаны с локдаунами. Но когда у вас начинается длительный период заболеваемости и смертности, то экономика и от этого начинает нести потери. И они по мере продолжения будут становиться всё более ощутимыми.

«СП»: — Какие последствия для экономики может нести такой длительный период высокой заболеваемости и смертности?

— У нас в этом году естественная убыль населения может составить около 900 тысяч человек. Такие показатели у нас были в самом начале 2000-х годов. А экономика не может быстро восстанавливаться и развиваться в стране, население которой столь стремительно вымирает. Проблему вызывает то, что этот период может сохраниться, а он уже сформировался в устойчивую тенденцию. Это значит, что даже с учётом низкой базы 2020 года мы не выйдем, как планируется сейчас, в 2022 году на 3% роста ВВП. Если ситуация с высокой заболеваемостью сохранится и в 2022 году, наша экономика вообще, дай бог, останется в положительной зоне. Я думаю, мы будем балансировать между ростом и падением.

Читать также:  К Новому году цены преподнесут неприятный сюрприз

«СП»: — Каким образом можно снизить негативные последствия нерабочих дней для бизнеса?

— Традиционный набор опробован. Это и налоговые послабления, гранты, льготы по арендным платежам. Отдельные меры показали очень хорошую эффективность. Я имею в виду решение о снижении ставки социальных платежей суммарно с 30 до 15%. Тут главное — жадничать не надо. Потому что если говорить за федеральный уровень, то деньги есть. В Фонде национального благосостояния (ФНБ) накоплено около 14 триллионов рублей. Но мы его продолжаем пополнять. Вроде как на чёрный день. Но если то, что мы сейчас переживаем, не чёрный день, то что тогда может быть чёрным днём. На мой взгляд это самый что ни на есть чёрный день.

И ладно бы, если экономику принесли в жертву здоровью нации. Вот только локдаун в случае с коронавирусом — мера с сомнительной эффективностью, считает заведующий кафедрой гематологии и гериатрии Института профессионального образования Первого МГМУ им. И.М. Сеченова Павел Воробьёв.

— Такого способа борьбы в эпидемиологии никто не знает. Есть способ карантинизации заболевших. Есть способ карантинизации контактов. Но это совершенно бессмысленно при респираторной инфекции. Пока вы будете осуществлять карантин, человек всё равно заразит огромное число людей вокруг себя. Плюс коронавирус не самое заразное заболевание. Им в стране заболело всего 6% населения.

«СП»: — Если локдаун — это мера без видимого эффекта, то что может возыметь действие?

— Да не нужно тут никаких масштабных мер. 6% заболевших, при том что абсолютная свобода перемещения и так далее. Вы же понимаете, что локдаун только на бумаге. Если в первые несколько месяцев ещё что-то соблюдали, и то не везде, то дальше никто ничего соблюдать не стал. Все ходят без масок, все общаются, в метро дикие очереди были в самый пик заболевания — и никто не умер. Это обычная респираторная инфекция. Да, она тяжело протекает иногда. Поэтому тяжёлых больных надо лечить — это нормально.

«СП»: — Но ведь ограничения вводятся в том числе для того, чтобы снизить нагрузку на медучреждения.

— А нужно бы перестать госпитализировать всех подряд. Я не знаю, зачем кладут больных в стационары. Какие показания для госпитализации, мне тоже не известно. Кладут просто потому, что на рентгене что-то нашли. Но никаких корреляций между КТ и дыхательной недостаточностью не существует. Но мы кладём всех, у кого изменения на КТ. А дальше начинается перегрузка стационаров, внутрибольничная инфекция, вторичные инфекции — вот обычный путь наших ковидных больных. Кстати, нигде на Западе нигде так не хватают и не везут в стационары. Там очень экономно к этому относятся.

«СП»: — Какие страны вы могли бы привести в пример в их борьбе с коронавирусом?

— Есть страны, которые замечательно выходят из всей этой ситуации. Одна из них — это Швеция. Вторая рядышком — это Белоруссия. Там нет больных с ковидом? Есть. Там умирают больные с ковидом? Умирают. Но там никто ничего не делает такого запредельного.

«СП»: — В преддверии локдауна в ряде регионов выросло число вакцинирующихся. В Москве в разы, буквально очереди на пунктах вакцинации. Это правильная схема — сделать прививку на фоне столь высоких показателей заражения?

— Абсолютно неправильно. По ковиду чем больше процент вакцинированных, тем выше заболеваемость. Классический пример — это Монголия, где никто особенно не болел, но после массовой вакцинации более половины населения пошла вспышка. Такая же вспышка в Израиле, Великобритании, Сингапуре. Куда ни плюнь, везде, где большое число вакцинированных, там идут вспышки. Причин я не знаю. Скорее всего, и об этом всегда говорилось, — нельзя вакцинировать во время вспышки инфекции. Вакцинируют до инфекции. Тогда это как-то работает. А если вакцинировать во время инфекции, то вы просаживаете иммунитет — и люди становятся более восприимчивы к вирусным заболеваниям.