Домой Экономика Коронавирус: Китай сажает грузы из России, где одна из худших ситуаций с...

Коронавирус: Китай сажает грузы из России, где одна из худших ситуаций с пандемией, на карантин

Коронавирус: Китай сажает грузы из России, где одна из худших ситуаций с пандемией, на карантин

Высокий уровень заболеваемости ковидом россиян вынуждает китайцев постепенно отказываться от наших товаров и искать другие рынки закупок. Пока граница между нашими странами для грузов и пассажиров полностью не закрыта. Но усиленные проверки российских перевозчиков китайскими таможенниками привели к мощным заторам на границе.

Из-за простоев ежедневно отечественные перевозчики теряют десятки, если не сотни миллионов рублей.

Только на МАПП «Забайкальск — Маньчжурия» суточные потери в среднем составляют 40 млн. рублей сообщает «ИТ Медиа» со ссылкой на данные транспортно-логистических компаний.

Почти тысяча грузовиков ожидают очереди, чтобы пересечь этот погранпереход. Каждый день простоя фуры обходится транспортникам в среднем в 40 тысяч рублей или в 500 евро. И это не единственный автомобильный погранпереход, где очереди стали уже скорее традицией.

Заторы на границе привели к росту стоимости различных категорий продукции. Особенно выросли в цене позиции пищевой. А очереди на погранпереходах между Россией и Китаем только увеличиваются.

Перевозчики связывают образование очередей на кордоне с ограничениями, введенными китайской стороной из-за новой волны пандемии. Есть случаи, когда отдельные партии товаров проверяются Государственным таможенным управлением по 2−3 месяца. Это связано с позицией китайских властей по нулевой терпимости к COVID-19: все проверяют очень внимательно, чтобы избежать новых локальных вспышек. А напряжение на границе только нарастает — происходит сезонное увеличение грузопотока в преддверии новогодних праздников.

— Движение грузов полностью еще не прекращалось: из-за локальных вспышек COVID-19 отдельные погранпункты в декабре закрывались для дезинфекции, но затем они снова открывались, и всегда оставались альтернативные пути для доставки, — отмечает президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич:

— Вероятность полного закрытия границы мы оцениваем, как достаточно низкую: товарооборот между нашими странами является значительным, и последствия его купирования для экономики являются непредсказуемыми. На текущий момент на транспортный коллапс влияет множество факторов: это санитарно-эпидемиологические проверки российских грузов на следы COVID-19, что связано с политикой нулевой терпимости в Китае и новой вспышкой коронавируса в России, а также в связи с энергокризисом в Китае: возрос экспорт угля, что перегрузило железную дорогу и переориентировало часть транспорта на автомобильный транспорт, который встал в узком «горлышке бутылки» из-за низкой пропускной способности.

Уже сейчас предпринимаются решительные меры, например, объявили о реконструкции пропускного пункта «Лесоводск-Хулинь» в Приморском крае, правда, открыть его планируют не раньше декабря 2022 года.

— Китай будет и дальше закручивать все свои логистические мощности на своих границах. Будут усилены таможенные проверки, в том числе на коронавирус. А поскольку Россия является одной из самых опасных стран для Китая, то и любые грузы из нашей страны — и товарные, и пищевые, будут проверяться еще сильнее, чем проверялись до сих пор, — считает директор Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов:

— Эта ситуация начала развиваться еще в начале года. То есть, это можно было прогнозировать.

Во-первых, все началось с торговли российской рыбой, поскольку в упаковке с замороженной рыбой были обнаружены остатки коронавируса, то и многие российские грузы были просто развернуты на таможнях в портах Китая, из-за чего многие российские потерпели очень серьезный ущерб. Учитывая, что рыбная торговля на Дальнем Востоке ориентирована именно на Китай, так уж исторически сложилось, то это был очень серьезный удар. И тогда было много разговоров про то, что это заговор Китая против российской продукции.

Но сейчас мы видим, что это просто продолжение ситуации по введению китайцами стандартов «нулевой терпимости». Она реализуется на прямых распоряжениях региональных китайских чиновников. То есть, это не централизованная политика в Китае, а региональная. У всех чиновников, у таможенных чиновников по поставкам любых грузов в Китай, в том числе из России, есть четкие инструкции, в каких случаях надо закрывать границу или уменьшать товаропоток. И это не зависит от руководства страны, правительства. Это таможенная служба действует механическим образом.

Поэтому сейчас остановлены поставки, в том числе и из России. Также заметно уменьшились поставки и из других стран, например, из Вьетнама. Перекрыта бирманская граница, проходящая на юге Китая, потому что в Бирме — она же Мьянма — обнаружены вспышки ковида. А часть продукции, в основном пищевой, доставляется из Мьянмы в Китай. Это тоже сейчас закрыто.

Сейчас Китай готовится к своему Новому году, который будет, как известно, в конце января — начале февраля. И самое страшное, если сейчас, в период отпусков и перемещений, те случаи заболевания ковидом, которые пока являются локальными, станут глобальными для Китая.

Пока у Китая очень четкое заявление. Это буквальный перевод с китайского языка: «локальная активизация вируса». Всего в Китае за последние несколько месяцев около 550 таких случаев заболевания. Это некоторое увеличение, хотя по российским масштабам серьезной вспышкой не является (у нас сейчас около 40 тыс. ежедневно — ред.).

Читать также:  Сам себе туроператор: Новый год лучше встречать на даче, а не на курорте

Китай не говорит о том, что он вступает в новую полосу вспышек. А поскольку Россия является одной из самых опасных стран для Китая, то и любые грузы из нашей страны — и товарные, и пищевые, будут проверяться еще сильнее, чем проверялись до сих пор.

«СП»: — А почему Россия — самая опасная для Китая страна?

— Во-первых, потому что у нас один из самых высоких уровней заболеваемости. А во-вторых, у России с Китаем прямая открытая граница. То есть, считается, что если товар доставляется по морю, то в течение нескольких дней человек уже по сути находится на карантине. Если вспышка была, то она проявится.

Напомню, в Китае карантинный период — 21 день. Причем, иностранцы содержатся в довольно жестких условиях. Имеется в виду, что, например, на юге Китая карантинные помещения с решетками, причем посуду там выдают пластиковую, чтобы люди на карантине из-за депривации (сокращение либо полное лишение возможности удовлетворять основные потребности — психофизиологические, либо социальные) не повредили сами себя. Получается, что Россия — самая контактная с Китаем страна с самым высоким уровнем заболеваемости.

Это может серьезно ударить по поставкам товаров, и прежде всего продуктов питания в Китай. Поскольку сегодня мы видим, что в Китае из-за частичного неурожая этого года возросла потребность в продуктах питания. Китай серьезно дотирует эти закупки. Поэтому в Китае сейчас нет роста цен на продукты питания. И, казалось бы, именно сейчас — самое время прорываться на китайский рынок. Но, вот есть такие тонкости. Конечно, есть обходные маневры, но они всегда увеличивают стоимость поставки.

Во-вторых, Китай видимо будет сейчас переключаться на другие рынки закупок. Именно на зарубежные. Речь о Вьетнаме, о Перу и вообще о Латинской Америке, где Китай крайне активно присутствует.

«СП»: — Китай выбирает менее опасную в плане ковида альтернативу России?

— Это, как ни странно, альтернатива не России, а США. Поставки продуктов питания из России крайне невелики. Китай явно хочет избавиться от товарной зависимости от США. Но США пока дает приемлемые цены и, по крайней мере, дает большие партии товаров, не приходится все искать по мелочам. Тем не менее, с прошлого года Китай активно работает с поставками из стран Латинской Америки, очень активно. Плюс довольно активно работает со странами Юго-Восточной Азии, которые ранее рассматривал как вторичные — Индонезия, Вьетнам, Камбоджа. Пока мы можем предположить, что все это может привести к заметному росту цен на перевозки и ввоз товаров в Китай. Как минимум.

«СП»: — Зимние Олимпийские игры, намеченные на февраль 2022 года в Китае — под угрозой? Это же вызовет мощное усиление пассажиропотока из вне?

— Олимпийские игры точно состоятся, просто сейчас в Китае решают, в каком виде их проводить. Либо по токийскому образцу — в кране ограниченном виде. Либо проводить масштабно, но с очень большими ограничениями по посещению всех этих мероприятий.

И еще. С 8 ноября в Китае открывается пленум ЦК КПК. Это очень важный пленум, потому что там, как многие предполагают, будет принят документ о достижениях Китая за последние 100 лет (потому что столетие Компартии Китая), и который, как предполагается, может заметно изменить общую ситуацию в идеологии Китая. В том числе, вероятно, будет усилена роль Си Цзиньпиина. И на фоне этого китайцы крайне осторожно относятся ко всем вспышкам коронавируса, потому что это, как минимум, ухудшит социальную ситуацию.

«СП»: — А ухудшение экономической ситуации из-за пандемии Китаю уже не грозит?

— Китайцы боятся не экономического кризиса, который, конечно, очень далек, а обманутых ожиданий. Потому что в апреле прошлого года коронавирус формально был побежден, и начался колоссальнейший, небывалый взлет экономики. Рост ВВП достигал 18%. И конечно, многие предположили, что, Китай будет развиваться быстро, пока не откроются мировые рынки, и Китай вернется к экспортным поставкам. Но понятно, что пандемия продолжается.

И вот та модель, которая была намечена, она в настоящий момент не состоялась. И как следствие, надо понимать, что Китай теперь, что люди, которые предполагали открывать свои новые производства, прежде всего малый и средний бизнес, сейчас могут поднять волну социального недовольства. И как раз в преддверии эпохальных решений партии — это не самое лучшее, что может быть.