Домой Экономика Путин поделится с Токаевым и Назарбаевым мирным атомом

Путин поделится с Токаевым и Назарбаевым мирным атомом

Путин поделится с Токаевым и Назарбаевым мирным атомом

Казахстан, следуя тренду на ныне модную декарбонизацию, планирует построить атомную электростанцию. По словам главы Агентства по стратегическому планированию и реформам страны Кайрата Келимбетова, соответствующие переговоры уже идут, в том числе с «Росатомом».

К 2060 году Казахстан должен стать углеродно-нейтральным, а к 2030-му на 15% снизить объем выбросов углекислого газа. Кайрат Келимбетов сообщил, что сейчас уголь занимает 70% энергетики в стране, но развитие солнечной и ветровой полностью его не заменят.

«Где-то нужен газ, и здесь мы сотрудничаем с „Газпромом“, но, скорее всего, Казахстану придется строить атомную станцию. Переговоры в том числе и с „Росатомом“, мы уже ведем», — заявил он в интервью «Коммерсанту».

В 2019 году президент Владимир Путин на встрече с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым рассказал о сотрудничестве стран в области мирного атома, в том числе напомнил о работе шести российско-казахстанских предприятий по добыче и обогащению урана, а также предложил это сотрудничество расширить.

«Предлагаем переходить к новым формам взаимодействия, имею в виду прежде всего возможность сооружения в Казахстане АЭС по российским технологиям», — сказал он.

В 70−90-х года в городе Актау (это полуостров Мангышлак на Каспии — ред.) действовала АЭС с реактором на быстрых нейтронах с мощностью в 350 МВт, однако сейчас атомная энергия в стране не используется.

Между тем, в Казахстане находятся одни из самых крупных в мире запасов урана (около 900 тыс. тонн), а по его добыче страна является мировым лидером. По данным Всемирной ядерной ассоциации (WNA) за 2020 г., доля Казахстана в производстве топливного урана составляла 41%, тогда как в занимающей второе место по этому показателю Австралии — 13%.

Вопрос строительства АЭС в Казахстане остается дискуссионным, его противники не видят дефицита электроэнергии, а ее потенциальный дефицит предлагают покрывать за счет возобновляемых источников. Кроме того, указывают на возможные риски, связанные в том числе с планами по строительству АЭС на берегу озера Балхаш, в 7 км от автомобильной дороги.

«Если происходит ядерная авария, то перекрывается 30-километровая зона и никто не сможет заехать на эту территорию. Поэтому в случае этого сценария будет перекрыта и автомобильная, и железнодорожная дороги», — заявил одному из казахских изданий энергетик, экономист и экс-глава KEGOC Асет Наурызбаев.

Беспокоит его и влияние АЭС на экосистему озера. Исполнительный директор Научно-технического центра безопасности ядерных технологий Ирина Тажибаева опасения не разделяет. По ее мнению, в современных реакторах соблюдены все принципы безопасности.

По словам генерального директора АО «Казахстанские атомные электрические станции» Тимура Жантикина, были рассмотрены два варианта размещения АЭС — Курчатов и Улькен, однако до последнего времени проект находился на нулевой стадии. Тем не менее, шесть иностранных компаний представили свои технико-экономические предложения.

«Участвовали российский „Росатом“, тайцы, корейцы, французы и две американские компании. Данный документ ни к чему не обязывает, но дает представление о технических и стоимостных характеристиках различных проекторов», — сказал он.

Сейчас, пояснил эксперт, идет актуализация маркетингового раздела ТЭО строительства АЭС, который в конце 2021 или начале 2022 гг. будет представлен правительству.

— Спрос на электроэнергию в Казахстане за последние годы прилично подрос — тут спору нет, — констатировал независимый экономист Леонид Хазанов. — Однако надо учесть, что не последнюю роль в его расширении сыграл майнинг криптовалют, позволивший Казахстану занять второе место в мире по добыче биткоина и одновременно приведший к дефициту электроэнергии и даже аварийным остановкам угольным электростанций. В свете же грядущего энергоперехода альтернативы мирному атому у Казахстана может и не быть, если только не получать электричество с российских гидроэлектростанций.

И именно наш «Росатом» способен построить атомную электростанцию в Казахстане, за исключением его американского конкурента Westinghouse Electric, хотя вряд ли с последней захотят иметь дело власти страны, иначе они испортят отношения с Россией.

Замечу, что в 1973—1999 годах в г. Актау уже работала атомная электростанция, в 2018 году обсуждалось создание еще двух, одной — в г. Курчатов, другой — в пос. Улькен. Поэтому предпосылки для реализации данного проекта «Росатомом» имеются.

Читать также:  Новостройки обвалились

«СП»: — В Казахстане богатейшие запасы урана, уже есть совместные российско-казахских предприятия по его добыче и переработке. В случае строительства Россией АЭС в Казахстане укрепятся ли позиции Москвы в экономике страны, в том числе в энергетической отрасли, в урановых предприятиях?

—  Да, укрепляются, так как «Росатом», вероятно, будет использовать местные строительные материалы (пускай и не в полном объеме) и с подобным крупным заказчиком захотят сотрудничать все казахские предприятия. Нельзя сбрасывать со счетов и создание с «Казатомпромом» совместного актива для сооружения атомной электростанции, обеспечения необходимого финансирования и распределения потенциальных рисков.

У «Росатома» уже есть несколько общих с ним предприятий по добыче урановых руд — «Заречное», «Каратау», «Акбастау», «Хорасан-U» и др. Почему бы к ним не добавить еще одно — для возведения атомной электростанции? Не вижу каких-либо препятствий.

«СП»: — А какова ситуация с запасами и добычей урана в России?

—  С ураном у России все в порядке. У нас достаточно хорошо разведанная минерально-сырьевая база, в чем бесспорно огромная заслуга советских и российских геологов. Имеющиеся объекты по мере необходимости вводятся в эксплуатацию, недаром же «Атомредметзолото», «дочка» «Росатома», в декабре текущего года приступила к освоению Количканского месторождения в Бурятии.

Наличие у «Росатома» через аффилированную с ним Uranium One урановых месторождений в Танзании и Намибии только способствует укреплению его минерально-сырьевой базы.

Кстати, Uranium One объявила в ноябре о планах по продаже «дочки» Uranium One Americas, владеющей 12 урановыми проектами в США — разумный подход в свете недоброжелательной внешней политики правительства США по отношению к России. Пусть с ними возится покупатель Uranium One Americas американская корпорация Uranium Energy — вряд ли рентабельность добычи на них будут высокой.

«СП»: — Насколько обоснованы опасения местных экологов относительно АЭС?

— Любая атомная электростанция небезопасна, но и при езде на автомобиле можно попасть в аварию и погибнуть: главное — правильная эксплуатация. За 35 лет прошедших со дня катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции ядерная энергетика сделал мощный скачок вперед в области безопасности — средства защиты стали лучше, повысились требования к компетенции персонала.

Прислушаться к голосу экологов обязательно нужно. Также нужно не переборщить и избежать атомной истерии, которую могут нагнетать те, кто захотят на ней заработать. Необходим баланс интересов всех конструктивных сторон.

Профессор ВШЭ Андрей Казанцев считает, что шансы на строительство в Казахстане АЭС по российскому проекту высоки.

— Казахстан входил в Советский Союз, и «Росатомом» хорошо проработаны стандарты именно для республик бывшего СССР. Например, в Узбекистане уже начался процесс строительства АЭС по российскому дизайну. Это выгодно, потому что «Росатом» определённым образом кредитует строительство.

Проекты «Росатома» хорошо адаптированы, прежде всего, для бывших советских республик, поэтому конкурировать с ним достаточно тяжело.

«СП»: — Строительство АЭС укрепит позиции Москвы в энергетической отрасли Казахстана, расширит доступ к использованию ее урановых запасов?

— Как крупный инвестиционный проект, это укрепит в целом в экономике Казахстана, но, мне не кажется, что сейчас у России есть какие-то проблемы с доступом к казахстанскому урану, она закупает его в том количестве, которое нужно.

«СП»: — А с политической точки зрения?

— Если брать экономику, то у Казахстана три ключевых партнера — Россия, Китай и Евросоюз. Позиции России в экономике сейчас уменьшаются относительно, например, Китая. Таким образом Казахстан поддержит некий паритет между политическим и экономическим влиянием России и Китая.

«СП»: — Против строительства АЭС выступают казахские экологи. И не секрет, что часто они руководствуются совсем не защитой природы. Что можно им противопоставить?

— Нужно провести всестороннюю экологическую экспертизу. «Росатом» полностью соотносит свою деятельности с правилами МАГАТЭ, у которого есть, в том числе требования международной экспертизы с ее участием. Думаю, что в ходе проведения такой экспертизы многие вопросы разрешатся.