Домой Экономика Путиномика в тупике: Михельсон и Потанин преумножают миллиарды долларов, а народ беднеет

Путиномика в тупике: Михельсон и Потанин преумножают миллиарды долларов, а народ беднеет

Путиномика в тупике: Михельсон и Потанин преумножают миллиарды долларов, а народ беднеет

Позитивная новость: благосостояние россиян выросло! Причем, значительно, если сравнивать с началом текущего, года. На этом позитив заканчивается. Потому что численность тех, чья сума продолжает пополняться, вопреки обстоятельствам, диктуемых пандемией, довольно ограничена. В частности, это касается олигархов и удельных князьков. Тем удивительнее полученный ими доход.

Самый значительный зафиксирован у совладельца «Новотэка» Леонида Михельсона: рост составил 8,58 млрд. долларов. Всего на счетах у него сейчас 33,3 млрд., и, согласно Bloomberg Billionaires Index (BBI), безоговорочно первое место в рейтинге российских миллиардеров.

На общее второе место, за Михельсоном, BBI ставит одного из основных владельцев «Норникеля» Владимира Потанина. С начала 2021-го года тот стал богаче на скромные $1,76 млрд., приумножив состояние до $31,8 млрд.

Третье место занимает основной владелец «Северстали» Алексей Мордашов: плюс $5,76 млрд., всего $28,8 млрд.

Дальше по мере уменьшения — Владимир Лисин, бенефициар Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) и не только его ($28,6 млрд.).

Немногим меньше у президента и совладельца нефтяной отечественной компании «Лукойл» Вагита Алекперова — 24,5 млрд.

Затем идет Тимченко, владеющий долями в «Новатэке» и «Сибуре» ($23,3 млрд.)

Алишер Усманов, «Металлоинвест» и «Мегафон» ($21,8 млрд.).

Зависть, особенно к деньгам, плохое качество. И точно не его порождает обычно у россиян знакомство с такой статистикой. Подавляющему большинству из них такие деньги и не снились. Не зависть овладевает умами и сердцами простых людей, давно забывших, как вообще выглядит это самое благосостояние, а удивление пополам с горечью.

За последние годы они ведь в основном только теряют: на тратах за товары, продукты, бензин, и, не меньше, а часто даже больше, за услуги. И так далее, список бесконечен и постоянно пополняется.

Почему население теряет, а некая малая кучка сограждан прибавляет — и не в рублях, а в валюте, и не время от времени, а почитай от часа к часу? Что это за бизнес такой в российской стране? Или, правильнее сказать, экономическая модель, позволяющая приближенных к власти, называя вещи своими именами, грабить народ?

Насчет приближенных, умножающих свое состояние. Скажем, Геннадий Тимченко, знакомый, потом товарищ по совместной работе, затем близкий друг президента РФ Владимира Путина со времен его, Владимира Владимировича, работы в Смольном замом питерского мэра по внешнеэкономическим связям. Был Тимченко тогда сотрудником торгового отдела завода в областном городке Кириши и занимался бизнесом нефтепродуктов (Вспомнился экс-министр обороны РФ Сердюков, тоже начинал с торгового отдела, только в мебельном магазине).

Или Алексей Кудрин. Был заметной фигурой в комитете финансов Смольного при Собчаке в начале 1990-х (в отличие, замечу в скобках, от невидного и почти неслышного горожанами В. В. Путина). Правда, успехов его «ново-капиталистические программы» Петербургу не принесли, скорее наоборот. Город как жил до него по карточкам на все и вся, так и продолжал. Это, как считается, его, Кудрина, идея — привлечь акул бизнеса к управлению государством. То есть, извините, экономикой, которая делает государство либо богатым, справляющимся с вызовами современности, либо…

 — Нынешняя экономическая модель используется у нас уже больше двадцати лет практически в неизменном виде, — сказал «СП» Анатолий Бажан, финансист, ученый, доктор наук, руководитель отдела Института Европы РАН. — Взяли её тогда на вооружение наши теоретики от экономики во главе с Кудриным, из учебников по капитализму. Выбрали подходящую на их взгляд для России концепцию и стали внедрять. Не усвоив или не захотев усвоить главное: подходит данная концепция (как любая другая) не для каждой страны и не в любой ситуации. Да ещё и цели выхода из затяжного кризиса, который тогда был, определили неверно. Главной должно быть развитие экономики, а не борьба с инфляцией!

Читать также:  Камчатка застряла в «девяностых»

«СП»: — Однако начало 2000-х, вплоть до 2008/10 годов давало надежду на подъем и развитие промышленности, торговли…

 — На фоне почти полной разрухи — да, кое-какие результаты впечатляли. Но, опять же, темпы подъема экономики были не слишком высокими. Говорить о том, чтобы догнать развитые страны, не приходилось. Как и сейчас. Связано это с очевидной, скажем так, деполяризацией населения. Появилась прослойка, и она не такая уж и маленькая, олигархов, которая не обоснованно получила когда-то в руки приватизационные рычаги.

Зарабатывая на них огромные личные средства, они не спешат вкладывать их в развитие страны, а выводят в офшоры, тратят за рубежом на покупку газет, футбольных клубов, островов, гражданства, многое другое.

А в родной стране исповедуют такую кредитную политику, которая рассчитана исключительно на снижение инфляции, но никак не на экономический рост. Посмотрите, как действуют сейчас, в пандемию, в Евросоюзе. Там ведь экономика тоже страдает от вируса, не у нас одних. Снижаются ставки на кредиты для населения. Сама кредитная сетка расширяется. Что позволяет привлечь средства в первую очередь на развитие, обеспечивает ценовую стабильность, а с ней и низкий, я бы сказал, незначительный рост инфляции. У нас же монетарные власти борются с обесцениваем рубля. Других проблем не видит.

«СП»: — Россия вошла нынче в первую пятерку стран по скорости падения благосостояния людей, что зафиксировали аналитики банка Credit Suisse. Они сравнивали нашу экономику с 50-ю крупнейшими в мире. Выяснилось, за прошлый год возможности российских домохозяйств уменьшились на $338 млрд. в номинальном выражении. По этому показателю РФ заняла третье место в мире, уступив лишь Индии (минус $594 млрд.) и Бразилии (минус $839 млрд.).

 — Все верно, не поспоришь… Наш экономически-финансовый блок придерживается сомнительного курса. А президент — он политик, в экономике опирается на специалистов, или тех, кто таковыми себя считает. (Или тех, кто имеет какой-то крупный интерес — ред.)

«СП»: — Не все знают, что наш президент защитил когда-то кандидатскую диссертацию по экономике. Говорят, очень интересную. Но это к слову. На ваш взгляд, что можно в такой ситуации предпринять — продолжать взбадривать народ подачками, в виде разовых выплат? Бюджетных средств тратится на них немало, а толку…

 — У меня есть свое мнение на этот счет. Но я не политик… Одно знаю четко: экономическая модель с привлечением акул-бизнеса давно исчерпала себя и сейчас от неё только вред. А другой модели у государства российского, увы, пока нет.