Домой Экономика Родной земли не отдадим ни пяди, разве что с узбеками поделимся…

Родной земли не отдадим ни пяди, разве что с узбеками поделимся…

Родной земли не отдадим ни пяди, разве что с узбеками поделимся…

Минсельхоз РФ провел переговоры с коллегами из Узбекистана об аренде фермерами этой страны российских земель под выращивание пшеницы, сои и масличных культур для потребностей узбекского рынка. Там не хватает продовольствия.

По словам министра сельского хозяйства Узбекистана Жамшида Ходжаева, сначала будет арендовано 35 тысяч гектаров, чтобы наладить механизмы взаимодействия между сторонами. Потом Россия сдаст 300−500 тысяч гектаров. Впоследствии узбекская сторона готова арендовать 1 млн гектаров земли.

Замминистра сельского хозяйства Сергей Левин сообщил, что сейчас в России есть около 8−13 млн гектаров земель, пригодных для введения в сельхозоборот. Если эксперимент с Узбекистаном будет успешным, у Москвы найдется еще немало земли для сдачи в аренду другим странам.

Предварительную заинтересованность в узбекско-российском проекте уже проявили 23 неназванных субъекта РФ. Территории торопятся заработать на сдаче иностранцам русской земли. Условия аренды, суммы, получаемые за землю, направления, на которые их планируется тратить, не называются.

Сейчас обсуждаются уже детали проекта. Принципиальная договоренность была достигнута еще в июне на заседания совместной комиссии на уровне глав правительств в Москве с участием министра сельского хозяйства РФ Дмитрия Патрушева.

Но кто будет обрабатывать арендуемую землю? В феврале другой замминистра сельского хозяйства Узбекистана просил вице-премьера Викторию Абрамченко помочь привлечь иностранных рабочих на сезонные работы в сельском хозяйстве в 2021 году, так как пандемия остановила трудовую миграцию.

По словам гостя из Ташкента, россияне не хотят работать в полях, так как это слишком тяжело. Также у них в отличии от иностранных бригад, приезжающих в Россию уже много лет, нет необходимых навыков. Абрамченко поручила Минсельхозу, Минтруду и МВД проработать вопрос.

Сотрудничество России и постсоветских стран часто подвергается критике в связи с ущемлением в них прав русских и русскоязычных граждан. Это касается и Узбекистана, где на днях начались гонения на русский язык (об этом писала «СП»). И как в такой ситуации идти им навстречу?

Руководитель информационно-аналитического департамента Российского зернового союза Елена Тюрина указывает, что от сделки с Узбекистаном могут проиграть наши экспортеры:

— В южных регионах практически все земли обрабатываются российскими производителями. Свободных земель на юге, в центре и Поволжье практически нет. И там очень высокая стоимость земли. Возможно, речь идет о Сибири, где еще есть какие-то свободные земли. Но насколько плодородные земли мы можем предложить?

Скорее всего, это будут сложные земли, зачастую заросшие лесами, которые давно не распахивались. Это могут быть неудобья, с оврагами. Введение таких земель в категорию пашни может оказаться достаточно затратным. Если представители Узбекистана к этому готовы… Многое, наверное, будет зависеть от стоимости аренды.

«СП»: — Если такие земли трудно и дорого обрабатывать россиянам, то, очевидно, это будет сложно и узбекам?

— У них может быть дополнительная финансовая поддержка из бюджета Узбекистана на обработку именно этих земель. Если так, то почему нет? В России применительно к нашему бизнесу такая поддержка пока не обсуждается.

«СП»: — Какие для России плюсы и минусы от сдачи в аренду земли?

— Это, конечно, положительно скажется на вовлечении этих площадей в севооборот. Но в этом случае мы теряем свой экспортный канал. Мы могли бы экспортировать зерно в Узбекистан, а арендовав у нас земли, они будут выращивать зерно сами. Аналогичная ситуация была на Дальнем Востоке, где китайцы выращивали на арендованной земле сою. Но там небольшие площади и небольшие объемы.

Читать также:  Коронавирус: Китай сажает грузы из России, где одна из худших ситуаций с пандемией, на карантин

Фермер-сыровар Олег Сирота допускает сдачу земли иностранцам в аренду лишь при условии найма для работы на ней россиян:

— Проблема в том, что малым и средним российским предпринимателям, которые хотят заниматься сельхозпроизводством, очень сложно получить землю. Где-то она решается, как в Московской области, но в большинстве регионов ситуация странная: поля не обрабатываются, зарастают лесами, они уже даже в государственной, а не в частной собственности, но выделить их людям, даже в аренду, не могут. «Крупняк» заходит, им выделяют земли в особом порядке, а механизм для фермеров не проработан. Тут несовершенство закона. Чиновники трактуют его по-разному.

«СП»: — Своим гражданам не дают землю, зато собираются выделять фермерам Узбекистана…

— Поскольку говорят про 1 млн гектаров, то речь идет не о фермерах, а о крупных агрохолдингах Узбекистана. Если у нас есть свободные земли, то пусть сдают. Такие примеры в России есть. Немецкая компания «ЭкоНива» обрабатывает 1 млн гектаров под молочное производство. Там работают русские люди, получают зарплату и нет никаких проблем. Главное, чтобы из Узбекистана не завозили тысячи трудовых мигрантов. Нам не нужно столько узбеков с мотыгами вместо россиян на тракторах. Если это будут современные предприятия с местными жителями, то почему бы и нет?

О других экономических и политических аспектах сделки России с Узбекистаном рассказала эксперт по Центральной Азии, заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Елена Кузьмина:

— В Узбекистане за 30 постсоветских лет население выросло более, чем на 60% — до 34,5 млн человек.

Однако потребность в продовольствии связана не только с ростом численности населения, но и с природными условиями. Большую часть территории Узбекистана занимают горная местность и пустыни. Невосстановленный Арал способствует опустыниванию земель. Плодородных земель — менее трети всей площади. Из них лишь 3 процента неполивных земель — не нуждающихся в орошении.

Нужны каналы и постоянная мелиорация земель. Но и с водой проблемы. В стране высокая природная засоленность почв, помимо того, она увеличилась из-за широкого использования в советский период химикатов при выращивании хлопка. Заниматься растениеводством можно в предгорьях и вдоль крупнейших рек, так как мелкие реки в жарком климате (в Узбекистане 350 солнечных дней в году) пересыхают.

Сейчас в Узбекистане восстанавливают земли сельхозназначения, ведутся ирригационные работы, восстанавливают единую водно-энергетическую систему всего центрально-азиатского региона (истоки крупнейших рек в горах Таджикистана и Киргизии), но площадей, пригодных для сельского хозяйства, все равно не хватает. Поэтому аренда земли в других странах — хороший вариант. У Казахстана тоже мало сельхозземель. Остается Россия.

«СП»: — Узбекистану это необходимо, а России?

— Для России важно экономическое взаимодействие с такой страной, как Узбекистан, самой густонаселенной, граничащей со всеми государствами Центральной Азии, в том числе с Афганистаном. Кроме того, границы между Казахстаном и Узбекистаном прозрачные, так же, как у нас с Казахстаном. Фактически это наши границы. Чем стабильнее и благополучнее соседние страны, тем России лучше. Это вопрос стабильности и безопасности.

«СП»: — Может, стоит обусловить нашу помощь с решением продовольственной проблемы поддержкой русского языка в Узбекистане? В последнее время появились некоторые шероховатости…

— Не думаю, что нужно увязывать языковой вопрос с конкретным проектом по аренде земли. Поддержкой русского языка в соседних странах Россия должна заниматься постоянно. И не меньше, чем вопросами экономического взаимодействия. Тем более, что в этом заинтересованы и в Узбекистане.