Домой Экономика Россияне проедают последние деньги

Россияне проедают последние деньги

Россияне проедают последние деньги

На фоне роста цен и медленного повышения доходов у россиян постепенно заканчиваются сбережения, не говоря уже о «свободных» деньгах. По данным Центрального банка, чистые сбережения россиян по итогам августа сократились до минимума с 2009 года. Чистые сбережения — это разница между рублевыми кредитами и депозитами населения. Получается, что россияне все больше снимают денег со счетов и в то же время берут все больше кредитов.

С начала года долг россиян по кредитам вырос на 3,606 триллиона рублей, за последние 12 месяцев — на 4,609 триллиона рублей или на 24%. В результате его общий размер составил рекордные 23,5 триллиона рублей и превысил треть всех годовых денежных доходов населения, составляющих около 60 трлн руб.

В то же время, объем средств на рублевых счетах населения вырос только на 30 миллиардов рублей, то есть всего на 0,1%, и достиг 25,856 трлн руб. Чистые рублевые активы населения упали до минимума с 2009 года и составляют лишь 2,3 триллиона рублей. В начале года это было 6,083 триллиона рублей, в январе 2018 — 8,577 триллиона рублей.

За восемь месяцев этого года чистые сбережения физлиц сжались в 2,6 раза, а в относительном выражении соотношение рублевых вкладов и долга физлиц перед банками обновило исторический рекорд — 91,1%. И это даже несмотря на все предвыборные выплаты вроде 10 тысяч рублей на подготовку детей к школе и единоразовые выплаты пенсионерам и силовикам.

Эти неутешительные данные подтверждает и исследование компании «Ромир» о том, сколько «свободных денег» есть у россиян. Под ними экономисты подразумевают средства, которые остаются у домохозяйства после покупки необходимых продуктов питания, товаров повседневного спроса, оплаты жилищно-коммунальных, транспортных и других услуг. То есть деньги, которые можно израсходовать на образование, здоровье, ремонт, отложить для крупной покупки, потратить на отдых и развлечения или просто отложить в виде накоплений. Также именно из этих денег выплачиваются кредиты.

Оказалось, что в августе 2021 года объем «свободных денег» в среднестатистическом российском домохозяйстве сократился на 5% по сравнению с июлем 2021 года. Годовое падение составило 2%. А по сравнению с январем 2019 года индекс свободных денег составил только 80%.

Самое печальное, что и в будущем не просматривается перспектив для улучшения ситуации. По крайней мере, опрошенные «СП» экономисты настроены неутешительно. Кандидат экономических наук, руководитель представительства инвестиционного Фонда ANIF в России Сергей Григорян считает, что даже ожидающийся в этом и следующие два года профицит бюджета к росту доходов россиян не приведет:

— Это слишком незначительная цифра, чтобы оказать ощутимое влияние на уровень жизни российских граждан. Возможно, будут оказаны какие-то адресные меры поддержки определенным категориям граждан. Например, как сейчас — единоразовые выплаты родителям школьников и пенсионерам по десять тысяч рублей. Или — увеличены зарплаты каким-то категориям бюджетников. Однако в целом по стране кардинально ситуация не улучшится, — сказал Григорян.

Руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина считает, что правительство не предпринимает достаточных мер для того, чтобы благосостояние населения начало расти, а выплаты некоторых сумм бюджетникам или семьям с детьми кардинально решить проблему не в состоянии:

— Сбережения — это вещь, которая копится годами, а тратится в один момент. То, что люди копили в течение многих лет, было большей частью населения спущено за кризисный 2020 год. Причем в направлении этих трат были существенные различия.

Наше население сильно отличается по доходам, и если у одних сбережения были просто проедены и пущены на текущие расходы, у других они ушли на инвестиции. В прошлом году был небывалый ипотечный бум на фоне программы льготной ипотеки, потому что многие люди в кризис, когда было непонятно, что будет с курсом и их накоплениями, стремились сберечь свои деньги. Они изъяли деньги из банков и вложились в недвижимость.

Читать также:  Зрада победила: Украина покупает свет для лампочек у Путина и Лукашенко

Даже несмотря на то, что сейчас считается, что кризис вроде как преодолен, а пандемия сошла на нет, чтобы накопить тот же объем депозитов, потребуется много времени. А учитывая, что особых источников, откуда население могло бы черпать доходы для сбережений, нет, процесс накопления новых запасов будет растянут еще больше.

«СП»: — Меньше становится не только накоплений, но и свободных денег, почему, ведь кризис, по заверениям властей, закончился?

— С тем, что свободных денег у населения стало меньше, не поспоришь, хотя можно придраться к методологии. Понятно, что 2019 год был докризисным, экономика худо-бедно, но росла, было какое-то ощущение активности и предпринимательской деятельности. После 2020 года очень многие предприятия закрылись, под программу госпомощи попали далеко не все, кто пострадал от пандемии. Даже несмотря на все выплаты детям, пенсионерам и прочие предвыборные поблажки, уровень благосостояния сильно снизился и до сих пор не вернулся к показателям 2019 года, это очевидно.

«СП»: — Почему доходы так медленно растут, если экономика, как говорят некоторые чиновники, например, Антон Силуанов, не просто развивается, а даже показывает признаки перегрева?

— Перегрев экономики — достаточно спорный тезис. Мне кажется, Антон Силуанов говорил об этом, чтобы объяснить, почему не будут расти бюджетные ассигнования, но объективно вряд ли можно говорить о бурном развитии и перегреве.

Возвращаясь к доходам, нужно понимать, из чего они складываются. У нас есть бюджетники, и, несмотря на то, что им что-то постоянно индексируют, объективно их зарплаты или пенсии не высоки. И есть также большая часть людей, занятая в частном секторе, которым никто никаких потерь не компенсирует и не индексирует. В 2020 году было особенно заметно, когда люди, работающие в частном секторе, ни прямой, ни косвенной помощи от государства не получили, за исключением семей с детьми.

Поэтому что же удивляться, что доходы не растут? Львиная часть доходов — это зарплата, которая идет из бизнеса. У нас ведь не все работают в крупных корпорациях и госсекторе. А если малый и средний бизнес никто не поддерживает, он не может повышать зарплату и нанимать новых людей.

К сожалению, проблема низких доходов населения у нас давняя, она возникла не сегодня и не вчера. У нас очень большое расслоение между богатыми и бедными, между регионами, и правительство не предпринимает мер, чтобы устранить этот разрыв. Например, сделать предпринимательскую среду более комфортной.

У нас считают, что позаботиться о людях значит просто дать им денег. И в некотором смысле правительство это делает, дает денег бюджетникам, пенсионерам и иногда семьям с детьми. Но ведь поддерживать можно и нужно не только прямо, но и косвенно. Нужно создавать такие условия, чтобы бизнес мог развиваться. А развиваться — это и значит повышать зарплату, создавать новые рабочие места, инвестировать и увеличивать благосостояние населения. Вот пока эта логика не будет восстановлена, у нас будет оставаться актуальной проблема низких доходов населения.

«СП»: — Но даже президент ставил задачу повысить благосостояние населения, почему это не ставится во главу угла?

— У нас есть формальная позиция государства и есть реальная. Формальная говорит о том, что нужно стимулировать рост доходов, а реальная — что нам, фактически, плевать на экономику. Существует расхождение между тем, что объявляется и реально делается.

Конечно же, экономисты говорят о том, что чем выше благосостояние людей, тем больше у них ресурсов, тем больше они тратят, потребление стимулирует производство, начинают работать мультипликаторы и экономика растет. Но на этом все это и заканчивается. Понимать и принимать решения, которые привели бы к росту благосостояния, — это две большие разницы.

Та же антикризисная помощь в 2020 году была рассчитана как раз на то, чтобы поддержать спрос и экономику. Имела она эффект? Имела. Достаточно ли этого для того, чтобы экономика развивалась не в кризис? Нет, не достаточно. Нужны дополнительные масштабные меры, которые не предпринимаются.