Домой Культура Российское кино вчистую продуло «битву за Москву»

Российское кино вчистую продуло «битву за Москву»

Российское кино вчистую продуло «битву за Москву»

Еще не вышедший в широкий прокат фильм «Мария. Спасти Москву» (режиссер Вера Сторожева) уже оброс скандалами. Во-первых, его создатели будут вынуждены вернуть часть денег, выделенных Фондом культуры на производство картины — таково решение суда. Бюджет кинотворения на военную тему составляет 180 млн рублей, из них 60 млн авторы просили у Фонда. Сколько им выделила государственная организация — неизвестно, но ранее продюсеры уже вернули пять миллионов рублей, однако чиновники затребовали у компании «Дженнекс медиа», работавшей над лентой, еще и проценты в размере 250 тысяч рублей, которые и надлежит выплатить по суду.

Стоит заметить, что упомянутая фирма не впервые судится с госструктурой по финансовым вопросам. Два года назад Министерство культуры РФ требовало от нее выплатить неустойку за не сданный вовремя сериал «София», на который через содействие минкульта было получено 60 млн рублей. Не исключено, что «Марию» ждет непростая судьба и в прокате, поскольку появившийся на YouTube трейлер вызвал довольно бурное неприятие зрителей, раскритиковавших сюжет и героев ленты.

Сюжет «Марии» строится на имеющей хождение в некоторых «православно-патриотических» кругах легенде о том, что главную роль в разгроме нацистских полчищ под Москвой (80-летие битвы за советскую столицу отмечается в декабре) сыграла чудотворная икона. Согласно фантазии создателей, в те грозные дни 1941-го этот символ в город с оккупированной врагом территории доставила младший лейтенант Мария Петрова. Мол, все второстепенно — и героизм москвичей, и нечеловеческие усилия и таланты полководцев, а также политического руководства страны. Не будь привезенной в город святыни — не было бы и победы.

Впрочем, сами авторы картины, видимо, категорически не согласны с тем, что экранизировали широко распространенный миф. Режиссер Вера Сторожева рассказала СМИ, что авторский коллектив просветил некий «консультант-богослов», сообщивший, что в октябре 1941-го Сталин побывал у Матроны Московской (позднее канонизированной РПЦ), которая ему и посоветовала облететь вокруг Москвы с иконой, что и обеспечит советским войскам победу. Данная легенда изложена в книге Зинаиды Ждановой «Сказание о житии блаженной старицы Матроны», которую подвергли критике даже многие высокопоставленные православные священники.

Писатель, автор книг об отечественном кино Федор Раззаков убежден, что фильм «Мария. Спасти Москву» — религиозное кино, снятое в жанре военного боевика и проводит параллель с картинами советского периода.

— Конечно, аналогичные ленты в СССР не могли быть сняты, тогда существовали другие фильмы — антирелигиозные: «Чудотворная», «Тучи над Борском», «Иванна» и др. Кстати, «Иванна», снятая в 1960 году, чем-то напоминает «Марию», но без закрученного сюжета. Это была отличительная особенность советского кино эпохи «докапитализации». Тогда важным элементом было изучение человеческой психологии, а не головокружительные трюки. Иванна была дочерью священника, ненавидела Советскую власть, но в итоге, наблюдая, как церковники прислуживают фашистам, порывает с церковью и публично срывает с себя крестик. После чего погибает от рук фашистов. В «Марии» героиня показана как ярая атеистка, которая постепенно становится религиозной. Метаморфозы схожие, но жанр боевика лишает «Марию» философской глубины.

«СП»: — Почему так произошло? Почему у постсоветских военных картин такая глубина в основном отсутствует?

Читать также:  Чебурашке — 55: вот мы и чебурахнулись вместе с ним!

— Я уже писал, что капитализм «а-ля рюс» как чёрт ладана боится глубокой философии. Он «заточен» под развлечения, чтобы у людей не было возможности задуматься о сути происходящего вокруг. Если в давние времена все образованные люди выходили из монастырской среды и были философами, то сегодня большинство религиозных деятелей даже близко с ними не стоят. Капитализм их просто «пожирает» вместе с их паствой. Вот и «Мария» — вроде бы религиозное кино и должно нести в себе некий высший смысл. Но жанр «экшена» не позволяет зрителю погрузиться в высшие смыслы по-настоящему.

В советский период тоже, конечно, было чисто развлекательное военное кино. Но были и свои шедевры философского уровня. Например, «Восхождение» (1977) Ларисы Шепитько по Василю Быкову. Вот каким должно быть настоящее религиозное кино на военную тему. А ведь оно родилось в атеистической стране. Но там пытались понять смысл жизни, а сегодня это утрачено. Всё заменили голым развлечением. Ведь можно было снять «Марию» в ином жанре — как трагедию в стиле «Восхождения». Конечно, такой фильм имел бы большие шансы провалиться в прокате. Но зато была бы задана определённая планка. Глядишь, на неё бы стали подстраиваться другие режиссёры. Но снова повторюсь — капитализму «а-ля рюс» это не нужно. Его задача — оглуплять людей и потрафлять их низменным инстинктам. А для этого все средства хороши, в том числе и кинематографические.

По мнению кинокритика Алексея Коленского, сегодняшние военные картины зачастую подменяют художественную образность неким суррогатом:

— В конце концов, в фильме всегда присутствует творческая фантазия художника, и здесь историческая правда важна как некий животворящий образ, а не тот виртуальный аттракцион, который нам подчас преподносят. Скажем, в другом фильме о тех событиях — «Зоя» — есть эпизод, когда нацистский солдат, извиняюсь, испражняется на лицо героини, прячущейся в стоге сена. Это ведь мифический образ, который создатели зачем-то воткнули в картину. И за такие «мелочи» она получила доступ на зарубежные фестивали, в то время как другая, действительно талантливая, лента «Красный призрак» такой раскрутки не получила.

«СП»: — Почему же не удается исправить ситуацию в нашем военном кино?

— Полагаю, тут дело в трех обстоятельствах: субъективный подход бывшего главы минкульта, произвол продюсеров (которым нужна абстрактная зрелищность, максимум эмоций, яркая картинка, пусть даже в ущерб смыслу, глубине), а также исчезнувшее из российского кино «притяжение земли», отсутствие моральных обязательств авторов. В результате мы имеем на экране некое юродство, которое нас таким образом поучает, а порою начинает бесчинствовать. И у зрителей, наблюдающих за всем этим, возникает закономерное отторжение. Создатели лучших советских фильмов, скажем, в 1970-е годы («Аты-баты, шли солдаты», «В бой идут одни «старики» и другие), ощущали свой долг перед своими отцами, одолевшими страшного врага и фильмы у них отличались глубиной. Это не только рефлексия, но и связь поколений, без которой у нас в стране, где в каждой семье есть ветераны и погибшие на полях сражений, хороший фильм на военную тему не создать. Ничего подобного в большинстве сегодняшних фильмов мы не видим. Поэтому они вызывают резкое неприятие.