Домой Экономика С октября россиян начнут готовить к снижению использования нефти и газа

С октября россиян начнут готовить к снижению использования нефти и газа

С октября россиян начнут готовить к снижению использования нефти и газа

Гигантские размеры «углеродного налога», который, вероятно, уже очень скоро придется платить России за возможность экспорта своих товаров за рубеж из-за планируемого Евросоюзом скорого перехода на альтернативные источники энергии, побудили наше правительство к принятию определенных шагов в разрешении этого кризиса.

Так, готовить страну к постепенному снижению использования традиционных видов топлива — нефти, газа и угля, призвал на днях глава российского правительства Михаил Мишустин.

«Мировая экономика нацелена на постепенный переход к низкоуглеродной энергетике. И это уже новая реальность. Нужно готовиться к поэтапному сокращению использования традиционных видов топлива — нефти, газа, угля. Повышать энергоэффективность. Развивать альтернативную энергетику. Строить соответствующую инфраструктуру», — отметил, в частности, глава российского кабмина в ходе оперативного совещания с вице-премьерами.

При этом он уточнил — уже в конце 2021 года должен быть утвержден план действий по адаптации российской экономики к глобальному энергопереходу. Базироваться он будет на долгосрочном прогнозе, рассчитанном до 2050 года и включающем в себя сведения об энергетическом и углеродном балансе, макроэкономических параметрах, ВВП, инвестициях, возможностях и рисках. Основные его параметры кабинет министров должен разработать уже к началу грядущего октября.

Суть этих параметров пока не раскрывается, однако известно, что в целях подготовки нашей экономики под условия низкоуглеродного функционирования собираются создать рабочие группы, курировать работу которых будет первый вице-премьер Андрей Белоусов.

Как пояснил сам чиновник, работы, масштабы которых сопоставимы с промышленной революцией или научно-технологической революцией 20 века, будут вестись по десяти направлениям, в числе которых — ускорение технологической модернизации отраслей российской экономики, стимулирование компаний к модернизации перехода на «зеленые» технологии и сокращению выбросов, а также работа по достижению международного признания мер, основанных на технологических и природных преимуществах страны, включая поглощающую способность лесов.

Безусловно, это начинание нужное, но при этом возникает вопрос — а в состоянии ли российская экономика в принципе безболезненно перейти на альтернативные энергетические рельсы? И, кстати, можно ли испытывать уверенность в том, что такая долгосрочная программа не закончится в итоге пшиком? Ведь всем известна печальная судьба пресловутой «Стратегии-2020», под знаменем которой укреплялась во власти «Единая Россия» всего 12 лет назад.

— Нефть, природный газ и уголь являются все-таки конечным ресурсом, поэтому бесконечно строить экономику на этих трех китах нельзя, потому что всего за 300 лет, если начинать считать с начала активного использования угля, человечество уже использовало значительную часть того, что формировалось в земной коре сотни миллионов лет, — подчеркнул в беседе с «СП» политолог Алексей Анпилогов. — Но при этом нужно еще понимать, что после «зеленого» перехода мы будем иметь дело с более распределенными и ненадежными источниками энергии — кое-где то же солнце у нас светит максимум полдня, а ветер может не дуть месяцами. Да и безопасности нужно будет уделять куда больше внимания, потому что взрыв теплового котла — это одно дело, а катастрофа уровня чернобыльской или фукусимской — совсем другое. Но это недешевое удовольствие — новые энергоблоки стоят сейчас в два-три раза дороже, чем раньше.

«СП»: — Россия-то осилит такой переход в принципе?

— Нам нужно очень крепко думать, каким образом перейти к возобновляемой энергетике, не разрушив наши системы энерго- и теплоснабжения. Мы же северная страна, мы не можем слепо копировать западные механизмы. Если для большинства стран Европы, не говоря уж о тропиках, минус пять градусов — это просто лютая зима и остановка всех систем жизнеобеспечения, то для нашей Москвы это вполне еще комфортная погода, а для какого-нибудь Салехарда так вообще еще лето.

Так что нам нужно будет свой, уникальный путь искать, потому что люди-то в России живут хоть и довольно компактно, но часто совсем не там, где дует ветер или светит солнце. Да и о протяженности территорий забывать не нужно.

Если рассматривать анонсированный переход на «зеленую» энергию как планируемый шаг, а не как слепую кальку с Запада, то он нам вполне по силам. В России, например, очень легко строить электростанции, работающие на разнице температур, потому что в том же Северном Ледовитом океане сравнительно теплая вода и очень холодный воздух над поверхностью. На этом можно просто гигаватты энергии вырабатывать, тем более что и эксперименты в этом направлении ведутся, и технологии с толковыми учеными есть.

Читать также:  Коронавирус: Китай сажает грузы из России, где одна из худших ситуаций с пандемией, на карантин

Кроме того, у нас есть интересные наработки в области закрытого ядерного цикла с привлечением неиспользуемых сейчас изотопов тяжелых элементов — тория и урана-238, которого в нашей стране просто очень много.

Последние слова эксперта звучат, конечно, весьма оптимистично, только они, к сожалению, от них не становится яснее, как предполагаемый «зеленый» переход смягчит суровую российскую реальность.

Потому что для той же Кемеровской области, напомнил экономист Леонид Хазанов, добыча угля является регионообразующей промышленностью. И если эта отрасль начнет как-то стагнировать, то в Кемеровской области произойдет мощный социальный взрыв. Примерно то же самое, кстати, справедливо и для Якутии, где добыча угля играет такую же немаловажную роль, что и добыча алмазов.

Да и внешнеэкономическую экономическую деятельность, добавил эксперт, со счетов скидывать нельзя, потому что кроме нефти, газа и угля нам экспортировать, по сути, больше нечего даже в обозримой перспективе.

— Вооружение мы экспортируем довольно активно, но только Индия и Китай могут позволить себе не обращать на американские санкции в отношении этого сектора, остальные же могут под них подпасть, — подчеркнул он. — На экспорт продовольствия мы можем делать серьезную ставку, но есть один нюанс — мы недостаточно выращиваем пшеницы первого, второго и третьего классов, а это наиболее дорогой продукт, идущий на выпечку хлеба и прочих изделий. Зато у нас очень много выращивается пшеницы четвертого, пятого и шестого классов, которую мы и отправляем на экспорт. Но без увеличения посевов высококлассной пшеницы рассчитывать на большие прибыли тут мы не можем.

Станкостроение в России слабоватое, несмотря на ранее анонсированные проекты строительства новых заводов. Чтобы вывести его на экспорт, нужен гигантский скачкообразный рост, а у нас для этого нет ни ресурсов, ни кадров. Автомобили наши в Азии, Африке и кое-где в Европе, конечно, покупают, но говорить о крупном экспорте не приходится. Все это обусловлено тем, что российская промышленность за последние 30 лет очень сильно изменилась далеко не в лучшую сторону.

Следовательно, для изменения этой ситуации нужны глобальные структурные реформы. Но осуществлять их, отметил экономист Никита Масленников, не дает целый ряд серьезных факторов.

— Во-первых, этому мешает грандиозность самой задачи и отсутствие необходимого для ее реализации опыта, который пока ограничивается частными, точечными решениями, — констатировал он. — Во-вторых, подобная структурная перестройка требует как минимум устойчивости налоговой системы, а, стало быть, достаточно жесткого планирования по госрасходам и четкого понимания того, как у нас работают нацпроекты. А сейчас ничего этого нет, пока все сильно напоминает школьную контурную карту, в которой нерадивые ученики рисуют Уральские горы вдоль Каспийского моря.

Наконец, надо снижать долю государства в ВВП с нынешних 50−60% до меньших значений, а это подразумевает реформу государственного сектора. Но я, например, не знаю таких людей, что готовы сейчас взять и реформировать те же «Газпром» с «Роснефтью». Помимо этого, для таких изменений и политическую систему надо менять. Отчасти, конечно, этот было сделано через недавние поправки в Конституцию, но надо двигаться дальше. А куда, как и каким образом — достаточного опыта и понимания у нас пока нет. В итоге экономические проблемы загоняются вглубь, и в результате мы имеем то, что имеем.

Но даже если каким-то чудом все же представить, что все озвученные уважаемым экспертом стоп-факторы будут устранены, не надо забывать об одном неприятном обстоятельстве — по некоторым предварительным расчетам, российский уровень ВВП в пересчете на душу населения примерно равняется украинскому. А уровень жизни в этой стране, как всем широко известно, сильно ниже российского. Так что примерно можно предположить, в какое приблизительно место слезет наша страна в случае непродуманного «зеленого» энергоперехода.

С этой точки зрения выходит, что чем больше мы на «нефтегазовой игле» просидим, тем будет лучше в тактических экономических интересах.