Домой Культура Спектакль «Книжный воришка»: Как выжить в невыносимых условиях войны, и не сломаться

Спектакль «Книжный воришка»: Как выжить в невыносимых условиях войны, и не сломаться

Спектакль «Книжный воришка»: Как выжить в невыносимых условиях войны, и не сломаться

Главная идея премьерного спектакля «Книжный воришка» в постановке Максима Лакомкина, вышедшего в Театре На Юго-Западе, любовь к жизни.

Несмотря на войну, голодные годы, непонимание близких, наперекор политическим и природным катаклизмам, страданиям и радостям, даже в такое непростое время людям присуще чувство любви и даже в самые сложные времена можно найти спасающий вас свет.

«Мне глубоко симпатична и созвучна история, рассказанная Маркусом Зусаком, она написана шедевральным языком, ее тема — победа над страхом, а значит, самим собой, современна и актуальна. Человек в любых обстоятельствах, на любой земле, во времена политических или природных катаклизмов, когда рушатся устои, уходит из-под ног почва, хочет жить. Не сражаться с драконами, не бежать без оглядки за трендами, не обнаруживать смыслы, а найти точку опоры. И эта точка опоры — дом и семья»", — поделился с журналистами постановщик.

Минимализм декораций на фоне темных стен придает дому вид убежища, носимого всеми ветрами, а хлипкость конструкций из перевернутых скамеек усиливает драматургию сюжета, происходящего на территории Германии в годы войны.

Актер Вадим Соколов, исполнитель роли Руди в премьерной постановке рассказал, что декорации к спектаклю Максим Лакомкин делал своими руками, он сам выпилил и покрасил скамейки, а затем привез их в театр.

Необычным вкраплением в серость декораций стала анимация, которая возникала на большом экране- заднике перед зрителями. Во время спектакля на полотне появлялись проекции рисунков птиц Маркуса Зусака, которые Максим Лакомкин мастерски оживил.

На экране возникают фигуры машущих крыльями птиц, как символ быстротечности времени и перемены событий, их сменяют их хищные профили, как усиление эффекта ужасов войны и вдруг они закручиваются по часовой стрелке крестом с загнутыми концами, показывая зрителю безвыходность ситуации.

В спектакле задействовано пять актеров — Ольга Авилова, Андрей Санников, Сергей Бородинов, Карина Дымонт, Вадим Соколов и Егор Кучкаров.

Читать также:  Миру о России за бюджетные деньги будут рассказывать клоуны и блатные?

По их словам, эта работа была для них интересным опытом, ведь режиссер предоставил им возможность попробовать себя в непривычном амплуа, в новом качестве, найти неожиданные краски для роли.

«Я благодарна Максу за то, что он предложил мне эту работу, я впервые вышла на сцену без грима», — говорит заслуженная артистка РФ Карина Дымонт.

Актриса не побоялась эксперимента и создала на сцене непривлекательный, сложный и противоречивый образ матери семейства, где за внешне шумной, грубоватой и раздражительной женщиной скрывается чуткая женщина с отзывчивым сердцем, способная прийти на помощь.

Ярким, светлым, открытым и по-детски добрым образом стала роль актрисы Ольги Авиловой, которая с блеском сыграла десятилетнюю девочку Лизель, пережившую боль потери близких родственников. Для взрослого человека сыграть роль ребенка — сложная задача.

Ольга Авилова призналась, что в создании образа девочки, ей помогла ее семилетняя дочь, наблюдая за поведением которой, актриса находила нужные эмоции и жесты.

Заслуженный артист РФ Сергей Бородинов, сыгравший роль отца семейства, Ганса рассказал, что процесс работы над спектаклем с Максимом Лакомкиным превратился для актеров театра в увлекательное приключение, а Вадим Соколов жалел о том, что репетиции так быстро закончились, они были настоящим творческим откровением, дарили радость.

«Максим Лакомкин прекрасно чувствует актеров, искренне желает нам добра, он никогда не настаивает на своей правоте, не спорит, а предлагает, ищет и приглашает к сотворчеству «, — отметил Вадим Соколов.

Актер Андрей Санников играет в спектакле непростого персонажа, зашифрованного местоимением «Он». По мнению автора, это смерть, но «смерть ласковая».

Сам же Санников, как всегда, немногословен, он убежден в одном — работа над ролью непрерывно продолжается, а это значит, что спектакль будет постоянно меняться, находить новые формы и жить.